Демографическая ситуация в РФ

3.1. Характеристика основных демографических показателей в РФ (А.Г. Вишневский)

Демографический переход

Демография — наука об изменении численности и половозрастного состава населения в результате его естественного воспроизводства и миграции. Воспроизводство населения — итог взаимодействия рождаемости и смертности. В настоящей главе все три процесса — смертность, рождаемость и миграция рассматриваются применительно к Российской Федерации.

Как и все страны мира, Россия вовлечена во всемирно-исторический процесс, получивший название «демографического перехода». Его суть заключается в коренном изменении условий поддержания баланса рождаемости и смертности в процессе воспроизводства населения. Для всех прошлых эпох был характерен баланс высокой смертности и высокой рождаемости, теперь — впервые в истории — он уступает место намного более выгодному балансу низкой смертности и низкой рождаемости. Пусковым механизмом демографического перехода служит небывалое снижение смертности. Оно нарушает извечную сбалансированность воспроизводственных процессов, ее восстановление требует симметричного снижения рождаемости. Вся система демографического воспроизводства и нормы демографического поведения людей перестраиваются, такая перестройка продолжается на протяжении жизни нескольких поколений.

Демографический переход начался в конце XVIII в. в Западной Европе, Россия вступила в его активную фазу не раньше начала ХХ в. В современном демографическом состоянии России есть черты, общие для всех стран, находящихся на сходных этапах перехода, — в основном это большинство экономически развитых стран. В то же время в России, как и везде, есть свои особенности, придающие своеобразие единым для всех процессам.

Смертность

Снижение смертности и «первая эпидемиологическая революция»

Россия вошла в ХХ в. с очень высокой смертностью. Об уровнях и тенденциях смертности можно судить по таким индикаторам, как возрастные коэффициенты смертности, общий коэффициент смертности, стандартизованный коэффициент смертности, но наиболее корректными измерителями служат показатели таблиц смертности, в частности, самый известный из них — ожидаемая продолжительность жизни, обозначаемая обычно символом е(х) или ех, где х — возраст в годах. Чаще всего используется показатель е(0) — ожидаемая продолжительность жизни в возрасте 0 лет, т.е. при рождении. Около 1900 г. в европейской части России ожидаемая продолжительность жизни мужчин при рождении составляла всего 30,5, женщин — 32,8 года, отставание от многих европейских стран было очень большим, хотя и в этих странах она была тогда сравнительно невысокой.

Коренные изменения произошли в первой половине ХХ в. в развитых странах, где набрал силу особый исторический процесс — «эпидемиологический переход» [1], или «эпидемиологическая революция» [2]. Впервые в истории удалось установить эффективный контроль над наиболее опасными в прошлом инфекционными и паразитарными заболеваниями — этот этап иногда называют «первой эпидемиологической революцией» — и, благодаря этому, резко повысить ожидаемую продолжительность жизни населения индустриально развитых стран. Между началом ХХ в. и 1960 г. она выросла в этих странах на 20 и более лет, причем Россия, имевшая очень низкий исходный уровень, принадлежала к числу стран, достигших наибольшего выигрыша: продолжительность жизни мужчин в России выросла на 34 года, женщин — на 40 лет, она значительно сократила свое отставание от многих европейских стран и даже обогнала некоторые из них (рис. 3.1).

Рис. 3.1. Ожидаемая продолжительность жизни при рождении е(0) в 1900 г. и ее прирост в некоторых странах на этапах первой и второй эпидемиологических революций, лет (нижний край столбиков соответствует величине показателя в 1900 г.)

«Вторая эпидемиологическая революция». Этап «первой эпидемиологической революции», связанный с установлением контроля над главным источником высокой смертности в прошлом — инфекционными заболеваниями, Россия в целом прошла успешно, что и обусловило значительный рост продолжительности жизни.

Этот успех не исключает того, что инфекционные заболевания продолжают оставаться серьезной угрозой здоровью и жизни людей, сейчас сохраняющейся, по большей части, в латентной форме, но иногда реализующейся и требующей срочной реакции общества. Не может не вызывать определенного беспокойства пусть и не очень значимый, но отрицательный вклад в динамику продолжительности жизни в России инфекционных заболеваний, в частности, ВИЧ-инфекции. Россия пока не нашла адекватного ответа на эпидемическую угрозу ВИЧ и явно проигрывает борьбу с ней в сравнении со многими западными странами, где распространенность этой инфекции и обусловленная ею смертность намного меньше, чем в России.

О сохраняющейся опасности инфекционных заболеваний напомнила и разразившаяся в начале 2020 г. пандемия коронавируса COVID-19. О ее демографических последствиях судить пока рано, но сам факт ее возникновения и распространения по всему миру свидетельствует о том, что, несмотря на все успехи, инфекционная заболеваемость и связанные с нею неблагоприятные последствия не исчезли, и это требует постоянной бдительности всего общества и, в частности, системы здравоохранения.

И все же угрозы, связанные с инфекционными заболеваниями, резко сократились, и на первый план борьбы за увеличение долгой и здоровой жизни вышли новые задачи. В 1960-е годы рост ожидаемой продолжительности жизни во многих развитых странах замедлился, становилось все более ясно, что возможности прежней стратегии борьбы с болезнями и ранней смертностью, ориентированной прежде всего на установление контроля над инфекционными заболеваниями, исчерпываются и эта стратегия нуждается в переосмыслении. Американский гигиенист М. Террис называл пройденный этап, на котором «органы здравоохранения достигли чудес профилактики инфекционных заболеваний», «первой эпидемиологической революцией» и утверждал, что «то же самое может быть верно для второй эпидемиологической революции в профилактике неинфекционных заболеваний» [3]. Он писал о «большой и трудной задаче: ни много ни мало, осуществить вторую эпидемиологическую революцию и спасти буквально миллионы мужчин и женщин от предотвратимых болезней, инвалидности и смерти» [3, с. 1159].

Новое отставание России

Эта «вторая революция» и в самом деле реализовалась в странах Западной Европы, Северной Америки, в Японии и некоторых других, где сохранялась устойчивая тенденция к увеличению продолжительности жизни (прибавка составляла примерно 2,5 года в десятилетие). Но в России, как и во всем СССР, дело обстояло иначе. Здесь, «начиная, примерно, с середины шестидесятых годов наступил длительный период “топтания на месте”. Сохранялась, а в некоторых случаях и росла и без того относительно высокая смертность, особенно мужчин трудоспособного возраста, увеличивалось отставание СССР по показателям смертности и средней продолжительности предстоящей жизни от большинства экономически развитых стран мира» [4].

Даже положительный эффект антиалкогольной кампании, проводившейся с мая 1985 г., когда отмечалось кратковременное, но значимое снижение смертности, в дальнейшем привел лишь к резкому колебанию показателей продолжительности жизни и вплоть до 1994 г., особенно в 1993–1994 гг., когда ожидаемая продолжительность жизни в России падала и достигла минимума за весь период после 1960 г. (рис. 3.2). Она несколько повысилась в середине 90-х годов, но затем снова снизилась.

Рис. 3.2. Ожидаемая продолжительность жизни в России в 1960–2018 гг., лет

Лишь на протяжении последних полутора десятилетий (2004–2019 гг.) продолжительность жизни в России растет, причем этот рост какое-то время имел восстановительный характер. Только к 2009 г. у женщин и к 2013 г. у мужчин были восстановлены значения показателя, отмечавшиеся либо в середине 1960-х годов, либо во время антиалкогольной кампании 1985 г., и только после этого начался реальный рост продолжительности жизни, который наблюдается с тех пор на фоне почти полувекового периода стагнации. Но пока значительное отставание России от большинства развитых стран сохраняется (рис. 3.3).

Рис. 3.3. Ожидаемая продолжительность жизни при рождении в России, США, Франции, Швеции и Японии в 1960–2020 гг., лет

Уровень и темпы роста ожидаемой продолжительности жизни существенно различаются у мужчин и женщин. За период с 2003 по 2019 г. ее рост у мужчин был в 1,5 раза выше, чем у женщин, в результате разница в ожидаемой продолжительности жизни между мужчинами и женщинами, которая в первой половине 2000-х годов превышала 13 лет, сократилась до 10 лет в 2019 г.

Младенческая смертность

Важным индикатором социального и демографического благополучия служит показатель младенческой смертности. В отличие от показателей смертности практически во всех возрастных группах, показатель младенческой смертности в России имеет устойчивую положительную динамику и снижается довольно стабильно на протяжении нескольких десятилетий. Но это не значит, что в России с этой характеристикой смертности все хорошо и обращать специальное внимание на снижение смертности детей в возрасте до 1 года нет необходимости. Из рис. 3.4 видно, что отставание России от развитых стран по этому показателю сокращается, но все еще сохраняется.

Рис. 3.4. Коэффициент младенческой смертности в некоторых развитых странах, 1990–2018 гг., на 1000 рожденных живыми

За три последних десятилетия уровень младенческой смертности снизился во всех странах, в том числе и в тех, которые в 1990 г., как и Россия, выделялись высоким уровнем младенческой смертности. В Венгрии он уменьшился в 4,4 раза, в Румынии — в 4,1 раза, в Польше — в 4 раза, а в России — всего в 3,4 раза. В 2018 г. младенческая смертность в России была в 1,6 раза выше, чем в Германии или Португалии, в 1,8 раза выше, чем в Италии, в 2 раза выше, чем в Испании, и в 2,6 раза выше, чем в Швеции. При этом все же следует иметь в виду, что во всех случаях речь идет об очень низких, по историческим меркам, показателях.

Несостоявшаяся «вторая эпидемиологическая революция» в России

Главная непосредственная причина российского отставания по продолжительности жизни заключается в том, что в России, в отличие от многих опережающих ее стран, не состоялась «вторая эпидемиологическая революция» и сохраняется архаичная структура причин смерти начала 1960-х годов. Это хорошо видно при представленном на графике (рис. 3.5) сравнении России, например, с Францией. Примерно за полстолетия во Франции заметно изменилось соотношение вероятностей для новорожденного умереть от причин того или иного класса, причем некоторые изменения — например, рост вероятности смерти от рака, — могут, на первый взгляд, показаться нежелательными. Но одновременно увеличился средний возраст смерти от всех крупных классов причин, в том числе и от рака, в результате чего выросло общее число прожитых условным поколением лет, что обеспечило прирост ожидаемой продолжительности жизни новорожденного на 12,3 года.

Рис. 3.5. Время жизни поколений мужчин и его распределение по числу прожитых лет в зависимости от причины смерти в условиях смертности указанного года в России и во Франции, человеко-лет

Пояснения к рис. 3.5. Каждый график представляет собой набор прямоугольников, количество которых соответствует числу рассматриваемых укрупненных причин смерти, ширина — значениям вероятностей для новорожденного умереть от причины i (Pi), (i=1,2,3…n; ∑ Pi=1), а высота — значениям среднего возраста смерти от этой причины хi. Соответственно, площадь такого прямоугольника — Piхi — ожидаемое число человеко-лет, которое проживают люди из рассматриваемой исходной совокупности родившихся, умирающие от данной причины смерти. Сумма площадей всех прямоугольников равна числу человеко-лет, которое проживут люди, умершие от всех причин, или, что то же самое, совокупному времени жизни людей данного поколения. Это величина эквивалентна значению T(0) таблицы смертности. Будучи разделенной на корень таблицы, она дает е(0) — ожидаемую продолжительность жизни для всей совокупности родившихся. Соответственно,

e(0) = S Pixi.

Чем больше совокупная площадь всех прямоугольников, тем выше продолжительность жизни.

В России же ничего подобного не происходило — только не имеющие принципиального значения разнонаправленные подвижки. Средний возраст смерти от все еще остающегося главным класса причин смерти — болезней системы кровообращения даже снизился, средний возраст смерти от рака не повысился, прирост ожидаемой продолжительности жизни почти за полвека составил всего 4,1 года.

Смертность и затраты на здравоохранение

Причины российского отставания в снижении смертности многообразны, они могут корениться в современной социальной структуре российского общества, в политической и культурной истории страны, в ее географических и климатических особенностях и т.п. Возможно, имеют значение устаревшее медицинское образование и отставание отечественной медицинской науки. Но едва ли не самая очевидная, а, может быть, и самая главная причина, не отменяющая все остальные, — это многолетнее недофинансирование здравоохранения.

Рис. 3.6 дает представление об уровне государственных затрат на охрану здоровья в России в процентах к ее валовому внутреннему продукту с 2000 г. — о положительной динамике, которой можно было бы ожидать с учетом накопившихся нерешенных проблем, говорить не приходится.

Рис. 3.6. Государственные затраты на охрану здоровья в % к валовому внутреннему продукту. Россия, 2000–2018

В 2018 г. государство тратило на нужды здравоохранения 3,2% от ВВП, и только один раз с 2000 г. доля этих затрат достигла 4%. О том, много это или мало, позволяет судить сравнение с другими странами (рис. 3.7).

Рис. 3.7. Государственные затраты на здравоохранение в % к валовому внутреннему продукту

В Польше — не самой богатой европейской стране — на эти нужды расходуется 4,5% ВВП, в Венгрии — 4,9%, во многих европейских странах — свыше 9%, в США — 14% (данные за 2016 г.).

Современная высокая продолжительность жизни стоит дорого, ее невозможно обеспечить при низких российских затратах, тем более если учесть накопившееся отставание, — ведь и в советское время здравоохранение финансировалось по «остаточному принципу». Как полагают авторы, специально изучавшие расходы на здравоохранение в России в сравнении с другими странами, Россия «оказалась вне современных тенденций, которые характерны для макрорасходов на здравоохранение в большинстве развитых стран мира» [5]. В частности, они отмечают характерную для России низкую долю затрат на профилактику в общих расходах здравоохранения — 0,8%, притом, что, скажем, в Норвегии это — 3%, в Англии — 5,4%, в Канаде — 6,2%. А ведь современное здравоохранение — это прежде всего профилактика и только потом квалифицированное качественное эффективное лечение.

Перспективы снижения смертности в официальных документах

Имеется ряд официальных документов, в которых определяются целевые показатели снижения смертности и увеличения продолжительности жизни.

В частности, в Концепции демографической политики Российской Федерации на период до 2025 г., утвержденной Указом Президента от 9 октября 2007 г., в качестве одного из целевых показателей определено увеличение ожидаемой продолжительности жизни к 2015 г. до 70 лет, к 2025 г. — до 75 лет.

Обозначенный в Концепции целевой показатель на 2015 г. был достигнут и даже превышен на 1,39 года, ожидаемая продолжительность жизни для обоих полов в 2015 г. составила 71,39 года. Для достижения целевого показателя Концепции к 2025 г. необходимо, чтобы в оставшиеся шесть лет (2019–2025 гг.) среднегодовой прирост ожидаемой продолжительности жизни составлял 0,22 года, что, видимо, возможно.

Впоследствии в Указе Президента РФ от 7 мая 2018 г. № 204 «О национальных целях и стратегических задачах развития Российской Федерации на период до 2024 года» целевой показатель на середину 2020-х гг. был изменен и было признано необходимым повысить ожидаемую продолжительность жизни до 78 лет к 2024 г. и до 80 лет к 2030. При исходном уровне 73,34 года в 2019 г. это предполагает ежегодный прирост ожидаемой продолжительности жизни на протяжении 11 лет (2019–2030) в среднем на 0,61 года, в том числе в первые 5 лет (2019–2024) — в среднем на 0,93 года. Мировой опыт не знает подобных темпов роста этого показателя.

Позднее, с учетом изменившихся обстоятельств, Указом Президента России от 21 июля 2020 г., целевые показатели майского Указа 2018 г. были скорректированы, в частности, достижение ожидаемой продолжительности жизни на уровне 78 лет было отодвинуто с 2024 г. на 2030 г. Достигнуть этого рубежа можно при условии ежегодного прироста показателя в среднем на 0,42 года.

Рождаемость

Рождаемость условных и реальных поколений

Тенденции рождаемости последних 30 лет в России — в основном закономерное продолжение долговременных тенденций, сложившихся в послевоенный, а отчасти — и в довоенный период и отражающих переход к низкой рождаемости в рамках демографического перехода. К началу 1960-х гг. городское население России в основном совершило этот переход, и так как уже тогда горожане составляли 55% населения России, то в середине 60-х это привело к общему снижению рождаемости ниже границы простого воспроизводства населения (при смертности того времени — 2,14 рождения на одну женщину). У сельского населения существенно более высокая рождаемость сохранялась до начала 90-х гг., но доля сельского населения неуклонно сокращалась, тогда как доля городского населения с низкой рождаемостью росла, к 1990 г. она достигла 74%, и оно уже в полной мере определяло общий уровень рождаемости в стране. В первой половине 90-х гг. резко упала и рождаемость сельского населения, она также опустилась ниже границы простого воспроизводства (2,1 рождения на одну женщину), и это еще более снизило общий уровень рождаемости (рис. 3.8).

Рис. 3.8 свидетельствует о нескольких колебаниях коэффициента суммарной рождаемости, обусловленных либо мерами демографической политики, либо кризисом 90-х гг., либо какими-то иными причинами.

Рис. 3.8. Суммарный коэффициент рождаемости всего, городского и сельского населения России, рождений на 1 женщину

Особенно важно понять причины глубокого падения коэффициента суммарной рождаемости в 1990-е гг. В основном оно было обусловлено начавшимися в эти годы необратимыми качественными изменениями в области рождаемости, имевшими не только и даже не столько демографические, сколько очень важные социальные последствия. На глазах менялась жизненная стратегия, в том числе и демографическая, новых поколений молодых людей, эти перемены стали характерной чертой последующих десятилетий и не завершены еще и сейчас.

В большинстве развитых стран такие перемены развернулись на два-три десятилетия раньше, в 70-е гг. Они выразились в том, что повсеместно повышался возраст вступления в первый брак и рождения первых детей. На рис. 3.9 представлены разные страны, расположенные на разных континентах, — везде виден синхронный поворот кривых, которые до этого шли вниз: возраст матери при рождении ребенка снижался. А затем он стал повышаться — так же синхронно или с небольшим лагом отставания во всех развитых странах. Такой поворот произошел и в России, но уже в 90-е гг.

Рис. 3.9. Средний возраст матери при рождении ребенка в России, в странах Западной Европы (верхняя панель) и в странах за пределами Европы (нижняя панель), 1950–2015, лет

При быстром переходе от старого к новому «расписанию» рождаемости всегда на некоторое время образуются «пустые» годы, когда женщины, достигающие привычного прежде возраста деторождения, не рожают детей, что приводит к одномоментному падению суммарного коэффициента рождаемости условного поколения. Такое падение произошло и в России. Но это не значит, что женщины вообще отказываются от рождения детей, они переносят его на более поздний срок, и в этих условиях суммарный коэффициент рождаемости на какое-то время перестает быть адекватным измерителем ее уровня. Для того же, чтобы судить об истинных изменениях этого уровня, надо перейти от общепринятого суммарного коэффициента рождаемости условных поколений к показателям итоговой рождаемости реальных поколений, которые не зависят от сдвигов в календаре, а характеризуют среднее окончательное число детей на одну женщину каждого поколения к концу его репродуктивного периода независимо от того, в каком возрасте женщины рожали своих детей.

На рис. 3.10 представлены оба показателя, и видно, что изменения показателя для реальных поколений были намного более плавными, не знали резких скачков. В частности, спад этого показателя, затронувший поколения женщин, родившихся в 1960–1970-е гг., хотя и имел место, несоизмерим с катастрофическим падением и последующим ростом суммарного коэффициента рождаемости, которые обычно на слуху и интерпретируются как результат воздействия благоприятных или неблагоприятных условий.

Рис. 3.10. Итоговая рождаемость реальных и условных поколений, поколения женщин 1930–1988 гг. рождения, календарные годы — 1960–2018, Россия

Примечание. Для поколений после 1968 года рождения — прогноз, основанный на сохранении возрастных коэффициентов рождаемости на уровне 2018 г. Источник: Население России 2016. Двадцать четвертый ежегодный демографический доклад. Изд. дом ВШЭ. М., 2018, с. 189. График составлен С.В. Захаровым.

Динамика рождаемости реальных поколений свидетельствует о высокой устойчивости и адаптивности репродуктивного поведения людей, которые могут изменить сроки рождения детей, но, как правило, не меняют свои намерения в отношении конечного их числа.

Уровень рождаемости и число рождений в России

Уровень рождаемости — один из двух ключевых факторов, определяющих ежегодное число рождений в стране, от которого, в свою очередь, зависит естественный прирост ее населения. Второй ключевой фактор — половозрастная структура населения, в частности, число и возрастной состав потенциальных матерей — женщин репродуктивных возрастов.

На рис. 3.11 показаны колебания числа родившихся в России за длительный период с 1900 г., обусловленные разного рода историческими событиями и их последствиями. Особенно ощутимы до сих пор отпечатавшиеся на российской возрастной пирамиде последствия Великой Отечественной войны. По оценкам, минимум числа рождений пришелся на 1943 г., и от этой точки отсчета можно проследить циклы изменения числа родившихся, повторяющиеся с интервалом примерно в 25 лет: малое число родившихся через четверть века оборачивается малым числом потенциальных родителей и, соответственно, спадом числа рождений. Два таких цикла, считая от 1943 г., приводят нас в 1993 г., три цикла — в 2018 г.

Рис. 3.11. Число рождений в России, 1900–2020, млн

Нынешний этап эволюции возрастной структуры также не дает оснований для оптимистических ожиданий. Между 2000 и 2011 гг. число женщин репродуктивных возрастов в России выросло на 1,4 млн (рис. 3.12). Это дало прибавку числа рождений, которая обычно приписывается заслугам демографической политики, хотя число рождений в любом случае должно было увеличиться. Но с 2011 г. началось сокращение числа женщин наиболее активных репродуктивных возрастов, и до 2031 г., то есть за двадцать лет, оно сократится на 7 млн. Это огромное сокращение и, конечно, его следствием станет сокращение числа рождений, которое уже началось.

Рис. 3.12. Число женщин в возрасте 15–49 лет (верхняя панель) и 20–39 лет (нижняя панель): фактическая в 1960–2019 гг. и прогнозная в 2020–2035 гг., средний вариант прогноза Росстата, млн человек

Пытаясь противодействовать этому сокращению, государство вводит меры поощрения рождаемости, но убедительных результатов таких мер обнаружить не удается. Правда, некоторые эксперты, анализируя разного рода показатели, все же настаивают на том, что пронаталистские меры, введенные в 2007 г., имели некоторый эффект. Не вступая в спор с ними, заметим, что, с точки зрения влияния на естественный прирост и на текущее изменение численности населения, важен прежде всего прирост абсолютного числа рождений. Итог всех пронаталистских усилий в терминах числа рождений представлен на рис. 3.13.

Рис. 3.13. Ежегодные темпы прироста (убыли) числа родившихся до и после введения программы материнского капитала и других мер по стимулированию рождаемости, %

Прирост числа рождений шел с начала 2000-х гг. (за исключением трудно объяснимого падения в 2005 г.) без всяких специальных мер. Введение в 2007 г. материнского капитала дало резкий подскок, но на короткое время, уже через год прирост числа рождений был даже меньшим, чем в 2002 г., быстро сокращался, а затем сменился его непрерывным снижением (кроме 2012 г.), перешедшим далее в отрицательные значения, что неизбежно при непрерывном сокращении числа потенциальных родителей.

Рождаемость и планирование семьи

Переход к новой возрастной модели рождаемости свидетельствует о том, что подавляющее большинство семей в России регулируют и число детей, и сроки их появления. Это было ясно и прежде, поскольку малодетность в России давно уже не новость. Новизна же, которую принесли 90-е гг., заключается в том, что начался стремительный переход от массового использования такого «пожарного» инструмента регулирования, как искусственный аборт, к планированию семьи, основанному на применении современных противозачаточных средств, — до России, наконец, докатилась «контрацептивная революция», совершившаяся на Западе еще в 1960–1970-е гг.

Первые десятилетия нынешнего века в России характеризуются резким сокращением числа абортов, до этого очень высоким. Если в 1970 г. доля зачатий, заканчивающихся абортом, превышала 70%, то в 2018 г. она была немногим более 30%. В 1960–1970-е гг. на одни роды приходилось два-три аборта, а сегодня родов вдвое больше, чем абортов (причем аборты в данном случае включают и выкидыши/самопроизвольные аборты). Это значит, что незапланированных беременностей стало намного меньше (рис. 3.14).

Рис. 3.14. Число зачатий (рождения + аборты) и численность женщин 15–49 лет и 20–34 лет, млн (верхняя панель), число зачатий (абортов и рождений), млн, и доля зачатий, закончившихся абортом, % (нижняя панель) в России, 1970–2015

Нарис. 3.15 видно, как быстро сокращается число абортов в России с середины 90-х гг. Россия уверенно идет к общей для всех стран сравнительно низкой распространенности искусственного аборта.

Рис. 3.15. Число абортов на 100 родившихся живыми в России и некоторых развитых странах, 1990–2015

Несмотря на несомненные успехи в планировании семьи, в России все еще довольно широко распространено представление о профилактике абортов как о воздействии на женщину с целью убедить ее сохранить нежеланную беременность. Между тем главное направление такой профилактики заключается в избегании нежеланных беременностей, что предполагает информированность населения о способах и средствах предотвращения беременности и доступность высокоэффективных противозачаточных средств. Как отмечается в документах ВОЗ, среди всех задач, стоящих сегодня перед здравоохранением, вопрос предоставления услуг по планированию семьи затрагивает больше человеческих жизней, чем любая другая проблема медицинского характера [6].

Уровень рождаемости и демографическая политика

Сейчас по уровню рождаемости Россия не выделяется на фоне десятков других постпереходных стран. Во всех этих странах рождаемость не достигает уровня необходимого даже для простого воспроизводства населения. Но именно повсеместное распространение низкой рождаемости указывает на то, что ее низкий уровень имеет весьма глубокие основания и добиться его повышения в обозримом будущем хотя бы до уровня простого замещения поколений (2,1 рождения на женщину), что неоднократно, но безуспешно пытались сделать правительства многих стран, едва ли возможно. По-видимому, современная низкая рождаемость укоренена глубже, чем кажется многим политикам и экспертам, и современным обществам придется как-то адаптироваться к этой исторически новой ситуации.

Предпринимаются попытки повысить рождаемость и в России, но и здесь они едва ли могут достичь декларируемых целей. Активизация таких попыток в современной России ведет отсчет от Послания Президента РФ Федеральному собранию в 2006 г., где была провозглашена «программа стимулирования рождаемости». Она включала ряд мер материальной поддержки семей с детьми, центральной и наиболее известной из которых стал материнский капитал. Меры материальной поддержки семей с детьми совершенствовались и в дальнейшем, расширились возможности использования материнского капитала, появились региональные материнские капиталы, увеличивался круг получателей такой поддержки, повышался размер пособий. Очередное обновление мер произошло уже в 2020 г., среди них, в частности, введение материнского капитала на первого ребенка, чего прежде не было.

Все подобные меры способствуют некоторому повышению благосостояния семей с детьми, часто просто снижению бедности, и в этом заключается их важный социальный смысл. Однако это не значит, что они ведут к более высокой рождаемости. Доля малоимущих среди семей с детьми до 18 лет в России довольно высока — порядка 20%, остальные 80% — не бедные. Но именно поведение этого относительно благополучного большинства определяет общий низкий уровень рождаемости в России, как и во всех других развитых странах, часто намного более богатых, чем Россия.

Перспективы повышения рождаемости в официальных документах

В 2001 г. Распоряжением Правительства РФ была утверждена Концепция демографического развития Российской Федерации до 2015 г. В ней, в частности, отмечалось, что в России «современные параметры рождаемости в два раза меньше, чем требуется для замещения поколений: в среднем на одну женщину приходится 1,2 рождения при 2,15, необходимых для простого воспроизводства населения». В качестве одной из целей указывалось «создание предпосылок для повышения рождаемости», но конкретные целевые показатели не назывались.

В октябре 2007 г. Президент Российской Федерации утвердил новую Концепцию демографической политики Российской Федерации на период до 2025 г. В ней ставилась цель увеличить суммарный коэффициент рождаемости 2006 г. (1,31) в 1,3 раза к 2016 г. и в 1,5 раза — к 2025 г., т.е. соответственно до 1,70 и до 1,96. Впоследствии эти цели были несколько скорректированы, в Указе Президента от 7 мая 2012 г. ставилась цель повышения суммарного коэффициента рождаемости к 2018 г. до 1,753. Эта цель не была достигнута, и в новом Указе Президента — от 7 мая 2018 г. — была обозначена цель увеличения суммарного коэффициента рождаемости до 1,7 к 2024 г.

В 2013–2016 гг. фактический суммарный коэффициент рождаемости превышал 1,7, однако впоследствии он начал падать и в 2019 г. опустился до 1,5.

Миграция

Внутренняя и международная миграция

Международная миграция — иммиграция и эмиграция — влияет на динамику численности и состав населения России в целом, внутренняя миграция — перемещения людей между регионами России — соответственно на динамику численности и состав населения регионов, городов или других выделенных по какому-либо признаку отдельных территорий.

Внутренняя миграция. На протяжении длительного времени потоки внутренней миграции в России определялись двумя процессами — урбанизацией и межрегиональным перераспределением населения. После распада СССР оба эти процесса претерпели значительные изменения.

В ХХ в. Россия пережила небывалый всплеск внутренней миграции, связанный со стремительной урбанизацией, массовым переселением сельских жителей в города. Но к концу века этот этап уже заканчивался, доля городского населения увеличилась с 18% в 1926 г. до 74% в 1990–1992 гг., массовые миграционные потоки сельских жителей в города утратили свое значение.

Что же касается межрегиональной миграции, то после распада Союза и образования новых государственных границ значительная ее часть (межреспубликанские миграции) превратилась из внутренней в международную и будет рассмотрена ниже.

Сейчас во внутрироссийской миграции наиболее заметную роль играют межрегиональные перемещения, причем в них, в отличие от советского времени, преобладает так называемый «западный дрейф» — переток населения из восточных в западные регионы страны, в результате чего доля населения азиатской части во всем населении России, которая до этого увеличивалась, теперь снижается. Между 1989 и 2018 гг. она сократилась (в сопоставимых границах России) с 21,8 до 19,8% [7].

Устойчивое направление внутренней миграции, связанное с перетоком населения из регионов восточной части страны в западные, получило название «западный дрейф». Им обусловлено сокращение населения восточных районов страны, на которое указывают, в частности, результаты Всероссийских переписей населения 2002 и 2010 гг. В 2010-е гг. западный дрейф ежегодно составлял более 90 тыс. человек в год. Основной приток населения в результате западного дрейфа получают регионы Центрального, Южного и Северо-Западного федеральных округов России.

Межрегиональные миграции, разумеется, не исключают внутрирегиональных, которые, как правило, ведут ко все большей концентрации населения в региональных центрах и их пригородах.

Международная миграция. Иммиграция

Вплоть до начала 1990-х гг. миграционный обмен России со странами за пределами СССР практически отсутствовал. Миграция между Россией и другими республиками СССР, тогда считавшаяся внутренней, была заметной, но все же не настолько, чтобы оказывать существенное влияние на численность населения России. До середины 1970-х гг. итог этой миграции для России было отрицательным, она отдавала свое население в другие республики. С 1974 г. он стал положительным, что вносило вклад в рост населения России.

После распада СССР внутренняя межреспубликанская миграция превратилась в международную, и одновременно, вследствие отмены ограничений, действовавших в советское время, приобрел новое значение миграционный обмен со странами за пределами бывшего СССР. Наибольшее значение для России имеет иммиграция из бывших республик СССР, особенно значительная в 1990-е и в первой половине 2000 гг. Это была по преимуществу «возвратная» миграция, среди иммигрантов преобладали выходцы из России или их потомки — русские и представители других коренных народов России.

Помимо тех, кто переезжал в Россию навсегда, появились и временные трудовые мигранты — иностранные граждане, число которых быстро увеличивалось в начале 2000-х гг., во время экономического подъема. Согласно оценкам, в 2007 г. их количество в России достигало 6–7 млн человек [8, с. 226], в середине 2019 г. в России находилось около 4,5 млн трудовых мигрантов (иностранцев, указавших при въезде цель — «работа по найму»). Трудовые мигранты, в подавляющем большинстве выходцы из бывших республик СССР, как правило, не включаются в число долговременных мигрантов, хотя и пребывают на территории России в течение достаточно длительного времени и занимают определенные ниши на рынке труда.

Международная миграция. Эмиграция. СССР был практически закрыт для эмиграции. Так, в 1985 г. из Советского Союза выехало на постоянное место жительства за рубеж всего 6,1 тыс. человек. В годы «перестройки» возможности отъезда за рубеж советских граждан были существенно расширены. В итоге с 1987 по 1991 г. включительно из Российской Федерации за границы СССР выехало на постоянное место жительства порядка 350 тыс. человек, из которых подавляющее большинство направились в Израиль и Германию.

После распада СССР в истории эмиграции из Российской Федерации можно выделить два периода, которые отличались как объемами миграционных потоков, так и каналами, пользуясь которыми бывшие советские граждане выезжали за границу. В первый период — примерно с 1992 по 2003 г. — продолжали реализовываться тенденции, заложенные в годы «перестройки» и усиленные системным кризисом переходного периода2003 г. — граница, разделяющая периоды, условная. Примерно в это время резко уменьшился прием эмигрантов из России в Германии и Израиле, но постепенно увеличивается число иммигрантов из России в других странах.. Этот период отличался многочисленностью потоков, их специфическим этническим составом (эмиграция немцев, евреев, греков — только в конце 90-х гг. на первое место среди эмигрантов вышли русские), четкой географической направленностью. Около 95% всех эмигрантов в 1990-е гг. выбыли на постоянное жительство в Германию, Израиль и США, с 1992 по 2003 г. эти три страны приняли более 1,2 млн постоянных мигрантов из России.

Постепенно эти особенности стали исчезать, расширился круг стран, в которые направлялись эмигранты из России, но в целом масштабы эмиграции из России остаются достаточно скромными. Ее итог оценивается примерно в 3 млн уроженцев России, обосновавшихся за рубежами бывшего СССР, включая и тех, кто эмигрировал из других постсоветских стран.

К вопросу о международной миграции и ее новой роли в ХХ в. мы еще вернемся в следующем разделе.

Численность и состав населения

Динамика численности населения. Население России на начало 2020 г. составляло 146,7 млн человек, она принадлежит к числу крупнейших по численности населения стран мира, хотя постепенно ее мировой рейтинг по этому показателю снижается. В 1950 г. Россия находилась на четвертом месте, ее опережали только Китай, Индия и США. С тех пор ее обогнали Индонезия, Пакистан, Бразилия, Нигерия и Бангладеш. В 2020 г. Россия была девятой страной мира по численности населения, согласно среднему варианту прогноза ООН 2019 г., к середине века она переместится на 14-е место.

Несколько десятилетий после Второй мировой войны население нашей страны устойчиво росло, с 1950 по 1993 г. оно увеличилось почти на 50 млн человек. Однако затем возобладала противоположная тенденция, и вот уже около 30 лет население России сокращается. С 1993 по 2020 г. оно уменьшилось на 1,9 млн человек, а в неизменных границах 1993 г. — на 4,2 млн (рис. 3.16).

Рис. 3.16. Численность населения России, 1950–2020, млн человек

Компоненты динамики численности населения России

И в прошлом, и в будущем эта динамика определяется взаимодействием двух компонентов — естественного и миграционного прироста населения. До начала 1990-х гг., когда население России росло, главным компонентом этого роста был естественный прирост, с середины 70-х гг. к нему добавился миграционный прирост, он вносил свой вклад в рост населения России, но играл второстепенную роль. В начале 90-х все коренным образом изменилось: естественный прирост сменился естественной убылью населения — настолько значительной, что даже резко возросший в это время миграционный прирост не смог ее перекрыть, население России стало убывать. В 2009–2017 гг. общий прирост населения возобновился, но эта положительная демографическая тенденция не длилась долго. С 2018 г. население России снова стало уменьшаться (рис. 3.17).

Рис. 3.17. Компоненты прироста населения России, 1960–2020 (с 2015 г. — с Крымом), тыс. человек

Естественный прирост — это разница между числами родившихся и умерших. Если число рождений больше числа смертей, естественный прирост положительный, если меньше — отрицательный. Абсолютное число рождений и смертей зависит от уровней рождаемости и смертности. Но кроме того, на него очень сильно влияет возрастной состав населения. Так, при одном и том же уровне рождаемости в расчете на одну женщину абсолютное число рождений будет больше или меньше в зависимости от того, больше или меньше доля в населении женщин репродуктивного возраста. При одних и тех же возрастных коэффициентах смертности абсолютное число смертей зависит, в частности, от того, насколько велика доля людей преклонных лет, имеющих более высокий риск смерти.

Возрастно-половой состав населения России. На рис. 3.18 представлена возрастная пирамида населения России в 2020 г. Ее форма очень далека от классической пирамиды, края изрезаны чередующимися выступами и впадинами — это следы прошлых исторических событий. Самые глубокие впадины мы видим в возрастах 75–77 лет (малочисленные поколения, родившиеся в 1942–1944 гг.); 50–52 года (поколения, родившиеся в 1967–1969 гг., 24–26 лет спустя после предыдущего провала, первое «эхо» войны); 18–22 года (родившиеся в 1997–2001 гг.), 54–58 лет спустя, если считать от 1943 г., второе «эхо» войны, усиленное событиями 1990-х гг.

Рис. 3.18. Возрастная пирамида населения России в 2020 г.

Исходная численность поколений, родившихся в России в 1989–2019 гг. (с учетом родившихся в 2014–2018 гг. в Крыму), на 19,5 млн человек меньше, чем исходная численность поколений 1959–1989 гг., что объясняет глубокие впадины в нижней части пирамиды 2020 г. В то же время смещение вверх более многочисленных поколений, родившихся в предшествующее тридцатилетие, привело к увеличению численности населения средних возрастов и появлению выпуклости контура пирамиды, во многом совпадающей с выпуклостью, зафиксированной 30 лет назад переписью 1989 г.

Колебания, вызванные перепадами возрастной пирамиды, накладываются на ее эволюционные изменения, обусловленные закономерным процессом старения населения — следствием нового баланса рождений и смертей, устанавливающегося в результате демографического перехода. Такие колебания привели к тому, что в первой половине «нулевых» годов старение населения России на время приостановилось, число пожилых людей стало сокращаться. Эта тенденция, сама по себе благоприятная с экономической и социальной точек зрения, была обусловлена прошлой катастрофой — войной и вызванным ею резким падением рождаемости. В первом десятилетии ХХI в. в пожилой возраст вступали малочисленные поколения военных лет рождения, что и затормозило процесс старения. Но это торможение было кратковременным, вскоре население пожилых возрастов стало пополняться представителями многочисленных послевоенных поколений, и процесс старения возобновился. Число жителей России в возрасте 60 лет и старше в 2019 г. (31,2 млн) было существенно выше пикового значения, достигнутого до начала торможения процесса старения (27,1 млн в 2001 г.) (рис. 3.19).

Рис. 3.19. Численность населения в возрасте 60 лет и старше, фактическая (1959–2019) и по трем вариантам прогноза Росстата до 2035 г., млн человек

Социальные и военные потрясения первой половины прошлого века нарушили не только возрастную, но и половую структуру населения. Потери вооруженных сил в войнах, в основном мужские, создали в населении громадный половой дисбаланс. По переписи 1959 г. на 1000 мужчин приходилось 1242 женщины, в возрасте 20–64 года — 1370 и в 65+ лет — 2350. До 1989 г. понесшие наибольшие потери мужские когорты постепенно смещались к старшим возрастам, и это вело к существенному уменьшению «женского перевеса» в рабочем возрасте и к его увеличению в пожилом. Однако различия в смертности мужчин и женщин в России и в мирное время препятствуют преодолению половых диспропорций даже у поколений, не затронутых войной.

Демографические перспективы России

Сокращение населения России — страны с самой большой в мире территорией — едва ли может считаться желательным, необходим его пусть и небольшой, но устойчивый рост. Однако добиться в обозримом будущем даже такого небольшого роста — непростая задача.

Это обусловлено тем, что неблагоприятные изменения возрастного состава при современном и даже несколько более высоком уровне рождаемости исключают возможность восстановления естественного прироста населения. В обозримой перспективе обеспечить прирост населения России или хотя бы его неубывание может только приток мигрантов. Об этом свидетельствуют все имеющиеся прогнозы.

По последнему (2019 г.) прогнозу Росстата, представленному в трех вариантах, только высокий вариант предполагает, что население к 2035 г. вырастет с нынешних 148,6 до 150 млн, т.е. увеличится примерно на 2,5 млн человек, что совсем не много для такого периода, тогда как более реалистичный средний, а тем более низкий вариант прогноза, предсказывает сокращение численности населения (рис. 3.20). Но и высокий вариант прогноза не позволяет избежать естественной убыли населения, а рост обеспечивается приемом почти 6 млн мигрантов за 15 лет.

Рис. 3.20. Численность населения России по трем вариантам прогноза Росстата, млн человек

Список литературы

  1. Омран А.Р. Эпидемиологический аспект теории естественного движения населения // Проблемы народонаселения. О демографических проблемах стран Запада / под ред. Д.И. Валентея, А.П. Судоплатова. М.: Прогресс, 1977.
  2. Terris M. The epidemiologic revolution // American Journal of Public Health. 1972. Vol. 62. N 11. P. 1439–1441.
  3. Terris M. The epidemiologic revolution, national health insurance and the role of health departments // American Journal of Public Health. 1976 (December). Vol. 66. N 12. Р. 1155–1164.
  4. Вишневский А.Г. Человеческий фактор в демографическом измерении // Коммунист. 1986. № 17. С. 71–72.
  5. Перхов В.И., Люцко В.В. Макроэкономические расходы на здравоохранение в России и за рубежом // Современные проблемы здравоохранения и медицинской статистики. 2019. № 2.
  6. WHO Department of Reproductive Health and Research and Johns Hopkins Bloomberg School of Public Health / Center for Communication Programs (CCP), Knowledge for Health Project. Family Planning:
    A Global Handbook for Providers (2018 update). Baltimore and Geneva: CCP and WHO, 2018.
  7. Население России 2017. Двадцать пятый ежегодный демографический доклад / под ред. С.В. Захарова. Изд. дом НИУ ВШЭ, 2019.
  8. Население России 2007. Пятнадцатый ежегодный демографический доклад / отв. ред. А.Г. Вишневский. М.: Изд. дом ГУ ВШЭ, 2009. 296 c.

3.2. Сравнение демографических показателей РФ с развитыми странами (Г.Э. Улумбекова)

По состоянию на 1 января 2021 г. численность населения РФ составила 146,2 млн человек (рис. 3.21). С 1980 по 2021 г. численность населения страны возросла только на 6% (8 млн человек с учетом присоединения Республики Крым и г. Севастополя), а за последние 6 лет (с 2015 по 2021 г.) — снизилась на 0,1% (0,1 млн человек).

Рис. 3.21. Динамика численности населения РФ (на 1 января)

По возрастной структуре население разделено следующим образом (на 1 января 2021 г.): трудоспособное население — 56%, дети от 0 до 15 лет — 19%, лица старше трудоспособного возраста (мужчины старше 61 года и женщины старше 56 лет) — 25%. По сравнению с 1980 г. население РФ существенно постарело, тогда доля детей составляла 23%, а доля лиц старше трудоспособного возраста — 16%.

Демографическая ситуация в РФ характеризуется сокращением рождаемости. На рис. 3.22 продемонстрирована динамика коэффициента рождаемости (число родившихся живыми на 1000 населения в год) в РФ и странах ЕС. Видно, что в РФ с 1988 по 1999 г. (за 11 лет) этот показатель снизился почти в 2 раза, с 1999 по 2011 г. (за 12 лет) он вырос на 52%. В период с 2011 по 2015 г. рождаемость оставалась на прежнем уровне, а затем, с 2015 по 2020 г., началось ее резкое снижение — почти на 26% за 5 лет. В 2020 г. в РФ всего родилось 1,4 млн человек, коэффициент рождаемости составил 9,8 живорожденных на 1000 населения, что практически на уровне «новых-8» стран ЕС (10,0 случая), и на 4% выше, чем в «старых» странах ЕС (9,4 случая).

Рис. 3.22. Динамика общего коэффициента рождаемости в РФ, «новых-8» и «старых» странах ЕС

На рис. 3.23 показано изменение суммарного коэффициента рождаемости, или фертильности (среднее количество детей, рожденных одной женщиной в детородном возрасте — 15–49 лет), в РФ и странах ЕС. В РФ данный показатель с 1980 по 2020 г. сократился на 20%, а за последние 5 лет — на 15%. В 2020 г. он составил 1,51 ребенка на одну женщину, что на 1,6% ниже, чем в «старых» странах ЕС (1,53), и на 0,3% выше, чем в «новых-8» странах ЕС (1,50).

Рис. 3.23. Динамика суммарного коэффициента рождаемости (фертильности) в РФ, «новых-8» и «старых» странах ЕС

ОПЖ при рождении

ОПЖ при рождении — это главный показатель оценки состояния здоровья населения, который рассчитывается на основании повозрастных коэффициентов смертности. ОПЖ — это количество лет, которое в среднем предстоит прожить человеку, рожденному сегодня, если на протяжении его жизни повозрастные коэффициенты смертности останутся такими же, как в год, когда вычисляется показатель. С 1980 по 2019 г. ОПЖ в РФ возросла всего на 5,9 лет из-за существенного ее падения в период с 1988 вплоть до 2004 г. За период 2015–2019 гг. ОПЖ выросла на 2 года. Несмотря на это, в 2019 г. в РФ ОПЖ была на 4,6 года ниже, чем в «новых-8» странах ЕС, и на 8,7 года ниже, чем в «старых» странах ЕС (соответственно 73,3; 78 и 82,1 года). При этом в 1987 г. разница с «новыми-8» странами ЕС составляла меньше 1 года (рис. 3.24). В 2020 г. ОПЖ вследствие коронавирусной пандемии в России снизилась на 1,8 года, а в «новых-8» и «старых» странах ЕС — 1,2 и 0,8 года соответственно. В РФ в 2020 г. разница по ОПЖ возросла по сравнению с «новыми-8» странами ЕС до 5 лет, а со «старыми» странами ЕС — до 10 лет.

Рис. 3.24. Динамика ожидаемой продолжительности жизни при рождении в РФ, «новых-8» и «старых» странах ЕС

Наиболее выражена разница с развитыми странами по ОПЖ у российских мужчин. В 2019 г. ОПЖ мужчин в РФ была на 6 лет меньше, чем в «новых-8» странах ЕС, и на 11 лет меньше, чем в «старых» странах ЕС (соответственно 68,2; 74,2 и 79,2 года). В 1987 г. по сравнению с «новыми-8» странами ЕС эта разница была только 2 года (рис. 3.25).

Рис. 3.25. Динамика ожидаемой продолжительности жизни при рождении мужчин в РФ, «новых-8» и «старых» странах ЕС

Следует также отметить, что российские мужчины живут почти на 10 лет меньше, чем российские женщины (соответственно 66,5 и 76,4 года). В 1986 г. эта разница была меньше и составляла 8,6 года (рис. 3.26). Наблюдается также высокая разница между ОПЖ городского и сельского населения, которая в 2020 г. составила 1,1 года (соответственно 71,8 и 70,7 года). Самая низкая разница в ОПЖ за весь рассмотренный период между городским и сельским населением — 0,7 года была в 1995 г. (рис. 3.27).

Рис. 3.26. Ожидаемая продолжительность жизни при рождении мужчин и женщин в РФ

Рис. 3.27. Ожидаемая продолжительность жизни городского и сельского населения РФ

Общий коэффициент смертности

Общий коэффициент смертности (число умерших на 1000 населения). Всего в РФ в 2020 г. умерло 2,1 млн человек. С 1986 по 2019 г. (за 33 года) общий коэффициент смертности увеличился на 18%, а в 2020 г., по сравнению с 2019 г., вследствие коронавирусной пандемии общий коэффициент смертности увеличился на 19%. Несмотря на то, что с 2013 по 2019 г. общий коэффициент смертности в РФ снизился на 8%, этот показатель в РФ на 10% был выше, чем в «новых-8» странах ЕС, и на 20% выше, чем в «старых» странах ЕС (соответственно 12,3; 11,2 и 10,2 случая на 1000 населения). При этом в 1980–1990 гг. общий коэффициент смертности в РФ был на уровне «новых-8» стран ЕС (рис. 3.28).

Стандартизованный коэффициент смертности

СКС показывает, сколько бы человек умерло, если бы возрастной состав населения был таким же, как и в стандарте ВОЗ (здесь и далее расчеты СКС сделаны по европейскому стандарту населения). СКС рассчитывается на 100 тыс. населения и является более адекватным показателем, чем общий коэффициент смертности. Он используется для сравнения разных стран и регионов между собой, а также для одной страны в динамике при изменении структуры населения. В РФ СКС от всех причин смерти с 1980 по 2017 г. снизился на 30%, а с 1986 г. — на 22%. С 2012 по 2017 г. снижение СКС составило 12%. Несмотря на это снижение, в 2017 г. в РФ разница по СКС с развитыми странами была значительно выше, чем разница по общему коэффициенту смертности: в 1,3 раза выше, чем в «новых-8» странах ЕС, и в 1,9 раза выше, чем в «старых» странах ЕС (соответственно 959, 722 и 507 случаев на 100 тыс. населения). При этом в 1986 г. разница по этому показателю с «новыми-8» странами ЕС была незначительной (рис. 3.29).

Рис. 3.28. Динамика общего коэффициента смертности в РФ, «новых-8» и «старых» странах ЕС

Рис. 3.29. Динамика стандартизованного коэффициента смертности в РФ, «новых-8» и «старых» странах ЕС

Коэффициент младенческой смертности

Коэффициент младенческой смертности (число умерших в возрасте до 1 года на 1000 родившихся живыми). В РФ этот показатель значительно снижается: с 1980 по 2020 г. — в 4,9 раза, за период 2013–2020 гг. — в 1,8 раза (для справки: подъем показателя в 2012 г. связан с переходом на новые критерии живорожденияПриказ Минздравсоцразвития России от 27.12.2011 № 1687н «О медицинских критериях рождения, форме документа о рождении и порядке его выдачи».). Однако в 2019 г. в РФ коэффициент младенческой смертности был в 1,4 раза выше, чем в «новых-8» странах ЕС, и в 1,5 раза выше, чем в «старых» странах ЕС (соответственно 4,9; 3,4 и 3,3 случая на 1000 родившихся живыми) (рис. 3.30). В 2020 г. всего в РФ умерло в возрасте до 1 года — 6,5 тыс. детей.

Рис. 3.30. Динамика коэффициента младенческой смертности в РФ, «новых-8» и «старых» странах ЕС

Смертность детей в возрасте от 0 до 14 лет

Смертность детей в возрасте от 0 до 14 лет (число случаев на 100 тыс. населения соответствующего возраста). В РФ этот показатель постоянно снижается: с 1990 по 2019 г. — в 3,3 раза, за период 2013–2019 г. — в 2 раза. Однако в 2019 г. в РФ смертность детей от 0 до 14 лет была в 1,5 раза выше, чем в «новых-8» странах ЕС, и в 1,6 раза выше, чем в «старых» странах ЕС (соответственно 48,8; 33,1 и 29,9 случая на 100 тыс. населения соответствующего возраста) (рис. 3.31).

Рис. 3.31. Динамика смертности детей в возрасте 0–14 лет в РФ, «новых-8» и «старых» странах ЕС

Самая большая проблема в РФ — это высокая смертность граждан трудоспособного возраста; в 2019 г. в этом возрасте умерло 379,4 тыс. человек, в расчете на 100 тыс. населения — это 462,6 случая.

Смертность трудоспособного населения РФ в динамике

На рис. 3.32 показана динамика коэффициента смертности всего трудоспособного населения с 1990 по 2019 г., а также в разбивке по полу. Видно, что в РФ показатели смертности населения трудоспособного возраста резко повышались по сравнению с 1990 г. дважды: 1990–1994 гг. (когда коэффициент смертности всего трудоспособного населения возрос в 1,7 раза) и 1998–2005 гг. (когда коэффициент смертности всего трудоспособного населения возрос в 1,4 раза). Только в 2017 г. коэффициент смертности трудоспособного населения вернулся на уровень 1990 г.

Рис. 3.32. Динамика коэффициента смертности (КС) населения трудоспособного возраста в РФ

При этом в РФ в 2019 г. (как в 1990 г.) смертность мужчин трудоспособного возраста была в 3,5 раза выше, чем смертность женщин в этом возрасте (7,0 и 2,1 случая на 1000 населения РФ соответственно).

По расчетам академика Российской академии наук А.Г. Аганбегяна, этот показатель в РФ в 3,4 раза выше, чем в странах ЕСАганбегян А.Г. Демографическая драма на пути перспективного развития России // Народонаселение. М.: Институт социально-экономических проблем народонаселения РАН, 2017. № 3. С. 4–23.. Научные данные свидетельствуют, что в половине случаев это напрямую или косвенно связано с избыточным потреблением алкоголя и табакокурениемЦентр изучения проблем здравоохранения и образования: [электронный ресурс]: Влияние потребления алкоголя на смертность трудоспособного населения в РоссииURL: HYPERLINK «http://xn----7sbbahcmgafaski8a2afibqaixke4dxd.xn--p1ai/publ/obshhestvennoe_zdorove/vlijanie_potreblenija_%20alkogolja_na_smertnost_trudosposobnogo_naselenija_v_rossii/18-1-0-560» http://xn----7sbbahcmgafaski8a2afibqaixke4dxd.xn--p1ai/publ/obshhestvennoe_zdorove/vlijanie_potreblenija_ alkogolja_na_smertnost_trudosposobnogo_naselenija_v_rossii/18-1-0-560 (дата обращения: 24.09.2021)..

Структура смертности по основным причинам

На рис. 3.33 представлена структура смертности всего населения в РФ в 2020 г. Видно, что основными причинами смертности являются неинфекционные заболевания: БСК — 43,9%, новообразования — 13,8%, внешние причины — 6,5%, болезни органов пищеварения — 5%, болезни органов дыхания — 4,5%, инфекционные болезни — 1,5%.

Рис. 3.33. Структура смертности всего населения в РФ в 2020 г.

Рис. 3.34. Структура смертности трудоспособного населения в РФ в 2019 г.

На рис. 3.34 представлена структура смертности трудоспособного населения в РФ. Видно, что от БСК умирают 30% граждан трудоспособного возраста, а от внешних причин — 23%.

Стандартизованный коэффициент смертности от болезней системы кровообращения

В РФ смертность от БСК, несмотря на снижение (с 1980 по 2017 г. — на 43%, за период 2012–2017 гг. — на 26%), является одной из самых высоких в мире. Так, в 2017 г. СКС от БСК в РФ был в 1,4 раза выше, чем в «новых-8» странах ЕС, и в 3 раза выше, чем в «старых» странах ЕС (соответственно 435, 312 и 146 случаев на 100 тыс. населения соответствующего пола и возраста) (рис. 3.35).

Рис. 3.35. Динамика стандартизованного коэффициента смертности от злокачественных новообразований в РФ, «новых-8» и «старых» странах ЕС

Рис. 3.36. Динамика стандартизованного коэффициента смертности от болезней системы кровообращения в РФ, «новых-8» и «старых» странах ЕС

Стандартизованный коэффициент смертности от злокачественных новообразований

СКС от злокачественных новообразований в РФ с 1980 по 2017 г. снизился на 23%, а с 2012–2017 гг. последние 5 лет — на 7%. В 2017 г. этот показатель в РФ был на 18% ниже, чем в «новых-8» странах ЕС, но на 4% выше, чем в «старых» странах ЕС (соответственно 158, 193 и 152 случая на 100 тыс. населения соответствующего пола и возраста) (рис. 3.36).

При сравнении СКС от злокачественных новообразований среди населения в возрасте 0–64 года разница со «старыми» странами ЕС более выражена. На рис. 3.37 видно, что в 2013 г. в РФ этот показатель был на уровне «новых-8» стран ЕС и в 1,5 раза выше, чем в «старых» странах ЕС (соответственно 88,2; 83,4 и 59,2 случая на 100 тыс. населения соответствующего пола и возраста). К сожалению, в базе данных ВОЗ не представлены данные за последние годы, вероятнее всего, сегодня СКС от злокачественных новообразований в возрасте до 64 лет в РФ по-прежнему значительно выше, чем в «старых» странах ЕС.

Рис. 3.37. Динамика стандартизованного коэффициента смертности от злокачественных новообразований среди населения в возрасте 0–64 года в РФ, «новых-8» и «старых» странах ЕС

Рис. 3.38. Динамика стандартизованного коэффициента смертности от внешних причин в РФ, «новых-8» и «старых» странах ЕС

Стандартизованный коэффициент смертности от внешних причин

СКС от внешних причин смерти в РФ с 1980 по 2017 г. снизился в 1,8 раза, за последние 5 лет — на 22%. Несмотря на снижение, в 2017 г. СКС от внешних причин в РФ был в 2 раза выше, чем в «новых-8» странах ЕС, и в 3,3 раза выше, чем в «старых» странах ЕС (соответственно 95, 47 и 29 случаев на 100 тыс. населения соответствующего пола и возраста) (рис. 3.38).

Стандартизованный коэффициент смертности от некоторых инфекционных и паразитарных болезней

СКС от некоторых инфекционных и паразитарных болезней в РФ с 1980 по 2017 г. снизился всего на 8%, а с 1990 по 2017 г. показатель возрос в 1,7 раза, за последние 5 лет — на 10%. При этом в 2018 г. СКС от инфекционных болезней в РФ был в 3,7 раза выше, чем в «новых-8» странах ЕС, и в 2,5 раза выше, чем в «старых» странах ЕС (соответственно 21,6; 5,9 и 8,6 случая на 100 тыс. населения) (рис. 3.39).

Рис. 3.39. Динамика стандартизованного коэффициента смертности от инфекционных болезней в РФ, «новых-8» и «старых» странах ЕС

Естественное движение населения РФ

Естественное движение населения РФ — это обобщенное название совокупности рождений и смертей, изменяющих численность населения так называемым естественным путем. На рис. 3.40 показана динамика естественного движения населения РФ. Видно, что с 1960 по 1991 г. наблюдался положительный прирост населения (синяя кривая), а с 1992 г. — число умерших превышало число родившихся. Тенденция лишь немного сменилась на положительную в период 2013–2015 гг. С 2016 г. в РФ смертность из-за изменений возрастной структуры населения снова начала преобладать над рождаемостью. В 2020 г. естественная убыль населения России значительно усилилась (до 702 тыс. человек), главным образом, из-за сверхсмертности вследствие COVID-19.

Рис. 3.40. Динамика естественного движения населения в РФ

Список литературы

  1. Аганбегян А.Г. Демографическая драма на пути перспективного развития России // Народонаселение. М.: Институт социально-экономических проблем народонаселения РАН, 2017. № 3. С. 4–23.
  2. Улумбекова Г.Э. Здравоохранение России. Что надо делать. Состояние и предложения: 2019–2024 гг. 3-е изд. М.: ГЭОТАР-Медиа, 2019. 416 с.