Финансирование медицинской науки и разработка новых лекарств в РФ

17.1. Этапы и стоимость разработки лекарственных препаратов

Определения

В мировом и российском законодательстве различают следующие категории ЛП и ЛС:

  • Новый ЛП — любой вновь созданный ЛП, вне зависимости от его преимуществ по сравнению с уже имеющимися на рынке ЛП.
  • «Инновационный ЛП» — согласно определению ОЭСР, это ЛП, который содержит новые активные вещества для лечения основных (значимых) заболеваний и состояний, для которых ранее не существовало эффективного воздействия или это воздействие было недостаточным. Инновационный ЛП позволяет получить больший терапевтический эффект (или большую эффективность, или меньшую токсичность, или и то, и другое вместе) или другой превосходящий эффект (например, существенные улучшения в удобстве пациента), по сравнению с существующими терапевтическими альтернативами [1].
  • Оригинальный ЛП — согласно статье 4 ФЗ-61 (Федеральный закон от 12 апреля 2010 г.
    № 61-ФЗ «Об обращении лекарственных средств»), ЛП с новым действующим веществом, который первым зарегистрирован в РФ или в иностранных государствах на основании результатов доклинических исследований ЛС и клинических исследований ЛС, подтверждающих его качество, эффективность и безопасность. Совпадение определений инновационного и оригинального ЛП связано с тем, что инновационными препаратами могут быть только оригинальные ЛП.
  • Референтный ЛП — согласно статье 4 ФЗ-61 (Федеральный закон от 12 апреля 2010 г.
    № 61-ФЗ «Об обращении лекарственных средств») ЛП, который используется для оценки биоэквивалентности или терапевтической эквивалентности, качества, эффективности и безопасности воспроизведенного лекарственного препарата или биоаналогового (биоподобного) лекарственного препарата (биоаналога). В качестве референтного лекарственного препарата для медицинского применения чаще всего используется оригинальный ЛП.
  • Воспроизведенный ЛП — согласно статье 4 ФЗ-61 (Федеральный закон от 12 апреля 2010 г. № 61-ФЗ «Об обращении лекарственных средств»), ЛП, который имеет эквивалентный референтному лекарственному препарату качественный состав и количественный состав действующих веществ в эквивалентной лекарственной форме, биоэквивалентность или терапевтическая эквивалентность которого соответствующему референтному ЛП подтверждена соответствующими исследованиями.

В последние годы стали появляться ЛП так называемой «передовой терапии» (advanced therapy medicinal products). Согласно регламенту ЕС — это «высокотехнологичные лекарственные препараты» [2, 3]. К данному виду ЛП относятся ЛП клеточной терапии (например, CAR-T), дезоксирибонуклеиновой кислоты и рибонуклеиновой кислоты препараты (генная терапия) и ткане-инженерные препараты [2, 3].

Этапы разработки

Разработка нового ЛП или ЛС — от фундаментальных научных исследований до регистрации — дорогостоящий и длительный процесс, который, как правило, занимает до 15 лет и затраты на который составляют за рубежом до $2,6 млрд [4]. На рис. 17.1 представлена схема, которая обобщает процесс научного поиска, разработки и производства нового ЛС, стоимость этапов и вероятность перехода исследования к следующей стадии.

Рис. 17.1. Схема разработки нового лекарственного препарата

Наиболее дорогостоящая стадия разработки — это клинические исследования, стоимость которых может составлять до 50% от всей стоимости разработки. Клинические исследования могут длиться до 7 лет. Из 10 000 молекул-кандидатов до регистрации доходит только один ЛП [5].

В последние десятилетия постоянно повышается количество новых исследований по разработке ЛП, сегодня это около 17 000 ЛП-кандидатов по более 25 000 показаниям (проектам).
Из них в клинической стадии исследований находятся 9000 проектов [6, 7].

Особенности разработки и регистрации лекарственных препаратов в период пандемии COVID-19

Эпидемия COVID-19 стала небывалым вызовом для всей системы здравоохранения, в том числе и для индустрии разработки ЛП. Потребовалось ускорение всех стадий разработок новых ЛП. В результате в беспрецедентно короткие сроки были разработаны и прошли регистрацию [чаще всего регистрацию для использования в чрезвычайных ситуациях (Emergency Use Authorization), вакцина Pfizer — полную регистрацию FDA: [электронный ресурс]: Biologics License Application (BLA) Pfizer August 23, 2021. URL: https://www.fda.gov/media/151710/download (дата обращения: 01.10.2021).] новые вакцины против COVID-19 и ЛП, например, ремседивир.

В РФ также были приняты нормативные документы, устанавливающее особенности обращения ЛП при чрезвычайной ситуации, это Постановление Правительства Российской Федерации от 03.04.2020 № 441 «Об особенностях обращения лекарственных препаратов для медицинского применения, которые предназначены для применения в условиях угрозы возникновения и ликвидации чрезвычайной ситуации и для организации оказания медицинской помощи лицам, пострадавшим в результате чрезвычайных ситуаций, предупреждения чрезвычайных ситуаций, профилактики и лечения заболеваний, представляющих опасность для окружающих, заболеваний и поражений, полученных в результате воздействия неблагоприятных химических, биологических, радиационных факторов». Основные меры, предусмотренные этим постановлением:

  • введение специальной процедуры регистрации, позволяющей уменьшить объем необходимых исследований и замену части из них экспертизами;
  • выделение государственного финансирования для перспективных разработок, в том числе вакцин для профилактики COVID-19;
  • ускорение регистрации нового ЛП до 20 рабочих дней с момента подачи досье в Мин­здрав;
  • применение электронного документооборота;
  • проведение инспекций на соответствие требованиям надлежащей производственной практики по видеоконференцсвязи.

В результате принятых мер в РФ в кратчайшие сроки были разработаны и внедрены в массовое производство следующие ЛП: пять вакцин для профилактики COVID-19 По данным Государственного реестра лекарственных средств РФ на 14.09.2021.(Гам-КОВИД-Вак, Спутник Лайт, ЭпиВакКорона, ЭпиВакКорона Н, КовиВак, Спутник Лайт) и ЛП для терапии новой коронавирусной инфекции (фавипиравир, левилимаб).

Во время пандемии для разработки ЛП стали активно применяться цифровые технологии: удаленное наблюдение за пациентами; компьютерное моделирование репозиционирования ЛП (исследование применения препарата для другого показания, помимо основного); новые технологии обработки данных, например, агрегирование данных разных клинических исследований [8].

Активнее стало развиваться государственно-частное партнерство, например, в США — проект «Ускорение разработки ЛП и вакцин против COVID-19», объединил университеты, государственные регуляторные органы, 20 фармацевтических компаний и благотворительные фонды [9].

17.2. Сравнение показателей фармацевтического рынка и интенсивности разработки лекарств в РФ и за рубежом

Для анализа выбраны следующие страны: Великобритания, Китай, США, Южная Корея и РФ (табл. 17.1). Анализ проведен по следующим показателям: объем фармацевтического рынка, доля в мировом экспорте, число рабочих мест, расходы на науку, число биокластеров и др.

В 2020 г. общий объем фармацевтического рынка в РФ составил 68,2 млрд $ППС (1 730,5 млрд рублей, см. главу 16), что в 6,7 раза ниже, чем в США (456,3 млрд $), в 3,2 раза ниже, чем в Китае (215,3 млрд $ППС) в 2018 г. Последние имеющиеся данные. [10]. С учетом численности населения объем рынка РФ в 3,0 раза ниже, чем в США. При этом существенное отставание РФ от других стран наблюдалось по государственным закупкам в амбулаторном секторе. В 2020 г. в РФ эти расходы в доле ВВП составили 0,23%, что в 7 раз меньше, чем в США, и в 1,7 раз меньше, чем в Китае [10].

Государственные расходы на научные исследования в сфере здравоохранения в РФ (см. также подглаву 17.3) были 0,04% ВВП.

Таблица 17.1. Сравнение показателей фармацевтического рынка и интенсивности разработки лекарств в РФ и за рубежом

Показатель США Великобритания Китай Южная Корея РФ
Продажа лекарств в абсолютных показателях, млрд $ППС 456,3 50,4 215,3 35,6 68,3
Продажи ЛП в расчете на душу населения, $ППС 1378,5 742,4 149,6 694,4 465,6
Расходы государства на ЛП в доле ВВП, % (амбулаторные условия) 1,6% 0,7% ~0,4% 0,9% 0,23%
Доля в мировом экспорте ЛП 6,2% 4,7% 1,2% 0,2% 0,1%
Число рабочих мест фармацевтической индустрии, чел. (доля от общей занятости) 500 000 (0,31%) 73 000 (0,23%) 2 300 000 (0,3%) 97 300 (0,36%) 79 000 (0,1%)
Расходы на НИР в разработке ЛП
в доле ВВП
0,94% 0,3% 0,06% 0,3% 0,04%
Число биокластеров 50 47 н/д 15 ~9
Год начала программы инновационного развития фармацевтики 1990 2010 2007 2000 2009
Число зарегистрированных новых молекул 273 (2015–2020) 173 (2015–2019 в ЕС) 14 (2016–2018) 29 (2000–2019, включая биосимиляры) 11 (разработанных
в РФ) (2015–2020)

Недостаточный объем рынка ЛП, в том числе низкие государственные расходы на ЛП в РФ, обусловили отставание нашей страны и по другим показателям. Так, в 2019 г. доля РФ в мировом экспорте ЛП составляла всего 0,1%, доля других стран значительно выше — США 6,2%, что в 62 раза выше, чем доля РФ, и доля Китая 1,2%, что в 12 раз выше, чем доля РФ [11]. В период с 2015 по 2020 г. в РФ было зарегистрировано только 11 новых отечественных ЛП. В США за тот же период было зарегистрировано 253 новых препарата как производства США, так и производства других стран (в основном ЕС) [12]. В ЕС за тот же период зарегистрировано 173 новых препарата [13].

В 2016 г. в РФ в фармацевтической индустрии было занято около 80 тыс. человек [14], в США в 6,3 раза больше (500 тыс. человек при населении в 331 млн человек), в Южной Корее — в 1,2 раза больше (97 тыс. человек при населении 51 млн человек) [15, 16]. В 2019 г. в РФ было 9 биокластеров по разработке и производству ЛП, что в 5 раз меньше, чем в США и Великобритании (около 50 биокластеров), и в 1,6 раза меньше, чем в Южной Корее (15 биокластеров) [17].

Таким образом, анализ показал, что РФ существенно отстает от других стран по ключевым показателям, характеризующим интенсивность разработки новых ЛП, что напрямую связано с недостаточным объемом рынка сбыта ЛП, в том числе низкими государственными расходами, а также со слабой поддержкой государством научных исследований в этой сфере.

17.3. Государственная политика в сфере разработки новых лекарственных средств в РФ и за рубежом

Общие принципы государственной политики

В большинстве стран государство является центром регулирования и управления системой разработки новых ЛП, рис. 17.2. Основные меры, осуществляемые государством, следующие:

  • стимулирование проведения научных исследований путем прямых инвестиций, налоговых льгот, облегчения патентования и т.д.;
  • поддержка трансляции этих исследований в производство, например, развитие малых биотехнологических компаний, помогающих коммерциализовать результаты НИР;

обеспечение ускоренной регистрации новых ЛП, например, более быстрая регистрация препаратов «прорывной терапии» ЛП «прорывной терапии» — препараты для лечения серьезных заболеваний, которые, как ожидается, значительно превосходят по результатам ранее применяемое лечение.;

  • расширение рынков сбыта новых ЛП — гарантированные государственные закупки и поддержка экспорта, например, путем заключения специальных контрактов с другими странами и налогового субсидирования экспорта

Рис. 17.2. Государственное регулирование и управление системой разработки новых лекарственных препаратов

Важную роль играют такие инструменты государственной политики, как развитие системы патентования, развитие кадрового и материально-технического обеспечения фармацевтической отрасли.

Для преодоления критических этапов трансляции вещества в ЛП, а именно, когда у ученых не хватает финансирования для проведения клинических исследований, в том числе возможности приступить к самому дорогостоящему третьему этапу, государство использует следующие меры [18]:

  • создание специальных условий патентования, например, акт Бэя–Доула в США, который позволил университетам патентовать разработки и самим распоряжаться правами;
  • организация биокластеров, которые позволяют сосредоточить в одном месте ученых, разработчиков и производителей, например, Стевенджский центр в Великобритании (Stevenage Bioscience Catalyst), где сосредоточено более 40 компаний, в том числе компании GSK, а также правительственный центр разработок ЛП передовой терапии [19];
  • развитие государственно-частного партнерства (ГЧП), когда государство наряду с частными компаниями вкладывает средства в разработку новых лекарств, например, инициатива по инновационным лекарствам в ЕС (Innovative Medicine Initiative), в ходе которой с 2014 г. было привлечено более €3 млрд инвестиций в разработку новых ЛП [20];
  • создание благоприятных условий для венчурного финансирования, т.е. высокорискованных инвестиций в стартапы (развитие предпринимательства ученых, льготные кредиты и специальные финансовые фонды).

Национальная политика по разработке лекарственных средств и лекарственных препаратов в РФ

С 2009 г. в РФ реализуется Стратегия развития фармацевтической промышленности Российской Федерации на период до 2020 г. («Стратегия Фарма 2020»), утвержденная приказом Минпромторга России от 23 октября 2009 г. № 965. В настоящее время обсуждается программа «Фарма 2030».

В результате реализации «Стратегии Фарма 2020» к концу 2020 г. достигнуты следующие результаты:

  • прирост объема производства ЛП составил 406%;
  • доля ЛП, произведенных РФ в общем объеме рынка, увеличилась с 24% в 2009 г. до 44% в 2020 г. (глава 16);
  • объем экспорта с 2009 по 2020 г. увеличен в 2,9 раза (с $0,34 млрд до $1 млрд);
  • в 2020 г. российскими производителями осуществляется экспорт лекарственных средств более чем в 135 стран [21].

Тем не менее, в этой области остается много проблем, как показано в подглаве 16.2 «Государственные программы лекарственного обеспечения населения», в том числе связанных с недостаточным финансированием.

Финансирование научных исследований в сфере здравоохранения и разработки лекарственных препаратов

При оценке вложений в НИОКР важно учитывать направления вложений — в науки о жизни (Life Sciences research) и исследования в области здравоохранения (Medical and Health research).

Науки о жизни — это отрасли науки, которые предусматривают изучение жизни, например, микроорганизмов, растений, животных и людей. Некоторые науки о жизни сосредотачиваются на конкретном типе организмов (ботаника, зоология и т.д.). Другие науки о жизни сосредоточены на аспектах, общих для всех или многих форм жизни, таких как анатомия и генетика.

Исследования в области здравоохранения — это области исследований, результаты которых могут помочь в предупреждении и лечении заболеваний человека. В итоге таких исследований могут появиться: новые ЛП, новое медицинское оборудование, новые методы хирургических вмешательств, методы диагностики и профилактики заболеваний и новые меры по организации общественного здоровья.

Сравнение расходов на научные исследования в области здравоохранения в РФ с зарубежными странами представлены на рис. 17.3. Из него видно, что в РФ в 2019 г. они составили всего 43,2 млрд рублей, или 1,7 млрд $ППС, что составляет 0,04% ВВП страны, при этом 80% из них покрывает государство [22]. В 2018 г. в США затраты на исследования в области здравоохранения составили $194,1 млрд, или 0,94% от ВВП, что в 25 раз выше, чем в РФ [23]. При этом в США доля государственных расходов — около 50%. Это связано с тем, что в США в НИОКР (особенно на стадии клинических исследований) вкладываются коммерческие организации, так как дает высокую прибыль и возврат инвестиций, что, в свою очередь, обеспечивается огромным рынком сбыта ЛП.

Рис. 17.3. Доля расходов на исследования и разработки в области здравоохранения в валовом внутреннем продукте страны (РФ — 2019 г., остальные страны — 2018 г.)

Расходы на исследования и разработки в «новых-8» странах ЕС составляют в среднем 0,12% ВВП страны, что в 3 раза выше, чем в РФ, а в остальных странах ЕС — 0,2% ВВП страны, что
в 5 раз выше, чем в РФ (ВОЗ, ОЭСР и расчеты ВШОУЗ) [24] (см. рис. 17.3).

Сегодня в РФ нет единой государственной политики в области разработки новых ЛС, об этом свидетельствует то, что:

  • в процессе научных исследований участвуют самые разные ведомства (Минпромторг, Минздрав, Минобрнауки и др.);
  • финансирование НИОКР происходит из разных источников (Институты развития ВЭБ.РФ, Министерства, научные фонды и т.д.);
  • приоритеты по разработке новых ЛП, основанные на международных подходах, не оцениваются. (Существует список из 96 биомишеней — совместный приказ Минпромторга и Минздрава России от 19 мая 2016 г. №1605/308н «Об утверждении перечня биомишеней для разработки схожих по фармакотерапевтическому действию и улучшенных аналогов инновационных лекарственных препаратов»);
  • долгосрочные и среднесрочные потребности системы здравоохранения в объемах и по структуре ЛП не оцениваются, соответственно фармацевтической промышленности сложно планировать свои производственные мощности;
  • межотраслевое балансирование в системе «потребность–приоритетные НИОКР–необходимые производственные мощности и сырье–развитие фармацевтического образования–кадровое и материально-техническое обеспечение фармпромышленности–объем рынка» не проводится;
  • не поддерживаются разработки системы «полного цикла», то есть от открытия и разработки молекулы до производства и внедрения.

Следует также отметить, что падает число защищенных диссертаций по медицинским и биологическим наукам. Например, по направлению «клиническая медицина» в 2019 г. было защищено только 159 кандидатских и 3 докторских диссертации (без учета соискателей). Одновременно происходит отток квалифицированных научных кадров в частные структуры и за рубеж из-за низкой зарплаты научных работников и аспирантов (у аспирантов от 2,5 до 13 тыс. рублей [24]).

Также накопились значительные проблемы в обеспечивающих отраслях, таких как лабораторное животноводство, обеспечение оборудованием и реактивами, логистика и документооборот.

Выводы и рекомендации

Главными проблемами в сфере разработки новых ЛП и ЛС в РФ являются:

  • отсутствие единой государственной научной политики в сфере разработки, создания и производства ЛП на среднесрочную и долгосрочную перспективу;
  • отсутствие обоснованного перечня государственных приоритетов в создании инновационных ЛП;
  • недостаточные расходы на НИР по разработке новых ЛС, которые в РФ в 8–10 раз ниже, чем в странах ЕС, и в 23 раза ниже, чем в США;
  • низкая востребованность результатов отечественных НИР и системы государственной поддержки патентования за рубежом;
  • небольшая емкость фармацевтического рынка, государственные закупки ЛС в амбулаторных условиях в 7 раз ниже в доле ВВП, чем в США.

Рекомендации ВШОУЗ

  1. Кратно, в 5 раз, увеличить финансирование медицинской науки — до 0,2% ВВП. Это ежегодно около 218 млрд рублей (вместо 43,2 млрд рублей в 2019 г.), из них 2/3 должно вложить государство.
  2. Создать единый центр управления медицинской наукой во главе с Минздравом России и РАН. РАН обосновать и разработать методику выбора конкретных приоритетов разработки ЛП.
  3. Разработать 5-летнюю программу развития медицинской науки с учетом назначенных приоритетов. Установить конкретные цели и показатели их достижения, предусмотреть меры по ускорению внедрения научных результатов в практику — «полный цикл».
  4. Расширить внутренний рынок сбыта результатов НИР путем увеличения государственных закупок лекарств в 2,4 раза (с 576,0 млрд рублей в 2019 г. до 1382,4 млрд рублей к 2025 г.).
  5. Поддерживать отечественных производителей путем прямого субсидирования, например, для обновления инфраструктуры научных лабораторий, а также развить систему гарантированных закупок, премий за инновации, льгот при экспорте и т.д.
  6. Ускорить трансляцию фундаментальных и поисковых исследований в производство: патентование результатов интеллектуальной собственности путем создания биопарков и ГЧП-фондов, а также создания условий для венчурного финансирования НИР.
  7. Подготовить и привлечь высокопрофессиональные кадры и поддерживать развитие обеспечивающих отраслей путем создания специальных обучающих программ подготовки и повышения квалификации для разработчиков ЛП.
  8. Развивать обеспечивающие отрасли, такие как производство реактивов, лабораторной посуды, лабораторное животноводство и т.д.

Список литературы

  1. OECD Health Policy Studies. Pharmaceutical Innovation and Access to Medicines [электронный ресурс]. URL: https://www.oecd-ilibrary.org/sites/9789264307391-5-en/index.html?itemId=/content/component/9789264307391-5-en (дата обращения: 02.03.2021).
  2. Advanced therapy medicinal product [электронный ресурс]. URL https://pharmadvisor.ru/term/advanced-therapy-medicinal-product/ (дата обращения: 02.09.2021).
  3. Проблемы прорывной терапии и ускоренной регистрации в России и ЕАЭС [электронный ресурс]. URL:https://remedium.ru/state/Problemy_proryvnoy_terapii_i_uskorennoy_registratsii_v_Rossii_i_EAES/ (дата обращения: 02.09.2021).
  4. DiMasi J.A., Grabowski H.G., Hansen R.W. Innovation in the pharmaceutical industry: New estimates of R&D costs. J. Health Econ. 2016-47, 20–33. https://doi.org/10.1016/J.JHEALECO.2016.01.012.
  5. The pharmaceutical industry and global health facts and figures 2017 // International Federation of Pharmaceutical Manufacturers & Associations. [Электронный ресурс] February, 2017. 86 p. URL: https://www.ifpma.org/wp-content/uploads/2017/02/IFPMA-Facts-And-Figures-2017.pdf (дата обращения: 02.03.2021).
  6. Pharma R&D Annual Review 2019 [электронный ресурс]. URL: https://pharmaintelligence.informa.com/resources/product-content/pharma-rnd-annual-review-2019, (дата обращения: 20.01.2021).
  7. The Biopharmaceutical Pipeline: Innovative Therapies in Clinical Development. Analysis group. [Электронный ресурс]. URL: https://www.analysisgroup.com/globalassets/content/insights/publishing/the_biopharmaceutical_pipeline_report_2017.pdf (дата обращения: 31.03.2021).
  8. Won J-H., Lee H., 2021. Can the COVID-19 Pandemic Disrupt the Current Drug Development Practices? Int. J. Mol. Sci. 22. https://doi.org/10.3390/IJMS22115457.
  9. Collins F., Stoffels P., Accelerating COVID-19 Therapeutic Interventions and Vaccines (ACTIV): An Unprecedented Partnership for Unprecedented Times. JAMA 2020-323, 2455–2457. https://doi.org/10.1001/JAMA.2020.8920.
  10. OECDiLibrary [электронный ресурс] / Health at a Glance 2019. OECD Indicators. URL: https://www.oecd-ilibrary.org/sites/4dd50c09-en/index.html?itemId=/content/publication/4dd50c09-en (дата обращения: 20.07.2021).
  11. Drugs and Medicine Exports by Country [электронный ресурс] URL: http://www.worldstopexports.com/drugs-medicine-exports-country/ (дата обращения: 20.07.2021).
  12. Годовые отчеты FDA [электронный ресурс]. URL: https://www.fda.gov/drugs/new-drugs-fda-cders-new-molecular-entities-and-new-therapeutic-biological-products/novel-drug-approvals-2020 (дата обращения: 30.03.2021).
  13. Годовые отчеты EMA. Medicine evaluation figures [электронный ресурс]. URL: https://www.ema.europa.eu/en/about-us/what-we-do/authorisation-medicines/medicine-evaluation-figures#annual-medicines-highlights-(2015-2020)-section (дата обращения: 30.03.2021).
  14. Здравоохранение в России: статистический сборник / Росстат. M., 2017. С. 108. [Электронный ресурс]. URL: https://rosstat.gov.ru/storage/mediabank/zdrav17.pdf (дата обращения: 30.03.2021).
  15. Data USA. Pharmaceutical & medicine manufacturing [электронный ресурс]. URL: https://datausa.io/profile/naics/pharmaceutical-medicine-manufacturing#workforce (дата обращения: 30.03.2021).
  16. Korean Biomedical review. Pharmaceutical sector’s job growth twice of all industries’ average [электронный ресурс]. URL: http://www.koreabiomed.com/news/articleView.html?idxno=6337 (дата обращения: 30.03.2021).
  17. Bio-Cluster Community in South Korea [электронный ресурс]. URL: https://www.bio-m.org/fileadmin/news_import/eLSi_Clusterregionen_SOUTH_KOREA.pdf (дата обращения: 30.03.2021).
  18. Fernandez-Moure J.S. Lost in Translation: The Gap in Scientific Advancements and Clinical Application. Front Bioeng Biotechnol. 2016;4:43. Published 2016 Jun 3. doi:10.3389/fbioe.2016.00043.
  19. Stevenage Bioscience Catalyst [электронный ресурс]. URL: https://www.stevenagecatalyst.com/ (дата обращения: 30.03.2021).
  20. Innovative Medicine Initivative [электронный ресурс]. URL: https://www.imi.europa.eu/about-imi/mission-objectives (дата обращения: 10.09.2021).
  21. Проект постановления Российской Федерации «О внесении изменений в государственную программу Российской Федерации «Развитие фармацевтической и медицинской промышленности» [электронный ресурс]. URL: https://regulation.gov.ru/projects#npa=119312 (дата обращения: 30.08.2021).
  22. Российский статистический ежегодник. 2020: Стат. сб. / Росстат. Р76 М., 2020. 700 с. С. 499.
  23. Federal Research and Development (R&D) Funding: FY2020. [Электронный ресурс]. URL: https://fas.org/sgp/crs/misc/R45715.pdf (дата обращения: 11.06.2021).
  24. Размер и правила начисления стипендии аспирантам в 2021 году [электронный ресурс]. URL: http://posobie-help.ru/subsidii/obrazovanie/stipendija-aspirantam.html (дата обращения: 17.09.2021).
Автор: Г.Э. Улумбекова, И.Ю. Худова