Организация пенитенциарной медицины в РФ

Введение

Высокая концентрация больных различными заболеваниями среди лиц, содержащихся в различных пенитенциарных учреждениях, предъявляет особые требования к организации МП в учреждениях уголовно-исполнительной системы (УИС).

В соответствии с частью 1 статьи 37 и частью 1 статьи 80 Федерального закона от 21.11.2011 № 323-ФЗ «Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации» правила организации оказания МП лицам, заключенным под стражу в следственных изоляторах (лица, заключенные под стражу, соответственно), а также осужденным, отбывающим наказание в виде лишения свободы в исправительных учреждениях УИС (далее — осужденные, учреждения УИС), установлены «Порядком организации оказания медицинской помощи лицам, заключенным под стражу или отбывающим наказание в виде лишения свободы» [1].

Оказание МП лицам, заключенным под стражу, или осужденным осуществляется структурными подразделениями (филиалами) МО, подведомственных ФСИН России, и следственных изоляторов УИС, подчиненных непосредственно ФСИН России (далее — МО и УИС), а при невозможности оказания МП в МО УИС — в иных МО государственной и муниципальной системы здравоохранения. Лица, заключенные под стражу или отбывающие наказание в виде лишения свободы, также имеют право на приглашение для проведения консультаций врачей-специалистов указанных МО в порядке, установленном Правительством Российской Федерации. Беременные женщины, женщины во время родов и в послеродовой период из числа лиц, заключенных под стражу, или осужденных, имеют право на оказание МП, в том числе в МО охраны материнства и детства [2]. Ведомственный контроль качества и безопасности медицинской деятельности в МО УИС осуществляется ФСИН России [3]. Внутренний контроль качества и безопасности медицинской деятельности осуществляется МО УИС в порядке, установленном руководителями данных организаций [4].

Организация МП лицам, заключенным под стражу, или осужденным включает комплекс профилактических, лечебно-диагностических мероприятий, направленных на обеспечение их прав на охрану здоровья.

Предоставляемая МП оказывается в гарантированном объеме, без взимания платы в соответствии с Программой государственных гарантий бесплатного оказания гражданам МП [5].

В УИС для медицинского обслуживания осужденных организуются ЛПУ (больницы, специальные психиатрические и туберкулезные больницы), медицинские части (здравпункты), лечебные исправительные учреждения (для содержания и амбулаторного лечения осужденных, больных открытой формой туберкулеза, алкоголизмом и наркоманией, дома ребенка (для оказания МП осужденным беременным женщинам и женщинам, совместно с которыми содержатся дети в возрасте до трех лет). В учреждения УИС, при которых организованы дома ребенка, для оказания МП направляются из следственных изоляторов и учреждений УИС осужденные беременные женщины (в том числе несовершеннолетние), желающие сохранить беременность, и женщины (в том числе несовершеннолетние), совместно с которыми содержатся дети в возрасте до трех лет [6].

МО УИС и иные МО осуществляют взаимное информирование о состоянии здоровья и оказываемой МП лицам, заключенным под стражу, или осужденным, а также детям, содержащимся в следственных изоляторах, учреждениях УИС и домах ребенка совместно с матерями [7] с учетом требований, установленных законодательством Российской Федерации к соблюдению врачебной тайны [8]. В отношении лиц, отбывающих наказание в учреждениях УИС, договор о добровольном медицинском страховании расторгается [9].

30.1. Этапы развития пенитенциарного здравоохранения

Из истории пенитенциарной медицины

Пенитенциарная медицина (лат. poenitentiarius — покаянный, исправительный) — медицинская служба в местах лишения свободы (тюрьмах, исправительных колониях и др.).

Пенитенциарная медицина в России представляет собой специфическую часть национальной системы здравоохранения. Она формировалась как система мер, регламентируемых государством, и складывалась в течение нескольких столетий.

История пенитенциарной системы России уходит корнями в глубокое прошлое. Так, в «Повести временных лет» имеется описание так называемых «порубов», где находились как уголовные, так и политические преступники. С принятием христианства на Руси часть пенитенциарных функций взяли на себя монастыри. Реформы Петра Великого, продолженные Екатериной II, коснулись и пенитенциарной системы. Так, официальные упоминания о необходимости «лечения больных преступников» датируются 1775 г., когда было издано Учреждение для управления губерний Российской империи. Впервые в 1783 г. из казны было выделено 200 рублей на закупку медикаментов для больных арестантов, был подготовлен проект Положения о тюрьмах 1788 г., в котором был использован опыт организации тюремных систем передовых европейских государств. Особое внимание в проекте уделялось устройству тюремных больниц с койками, с тремя сменами белья на них, с больничными халатами и колпаками, ночными столиками при койках и колокольчиками при них для вызова врачебного персонала. Однако реализация проекта Положения о тюрьмах не была обеспечена ни в финансовом, ни в организационном плане.

В 1778 г. своим указом Екатерина II определила количество «кормовых» для здоровых и больных колодников и разрешила лечить последних за счет казны с 1796 г. Дальнейшее развитие «тюремной медицины» связано с именем прекрасного врача и великого гуманиста
Ф.П. Гааза, который в 1819 г. создал «Попечительное о тюрьмах общество» и длительное время возглавлял его Московский комитет.

Только в 1831 г. издается первая инструкция по основным правилам тюремного распорядка. В ней были подробно изложены общие определения больницы для осужденных, порядок приема, лечения, содержания больных и выписки выздоравливающих. Непосредственная организация лечебной и санитарно-профилактической работы в местах лишения свободы была возложена на врача, которому по медико-санитарной части подчинялись все служащие тюрьмы, а также медицинский персонал больницы и аптека. Лечение всех больных-заключенных осуществлялось за счет государства. Для оказания им МП врачи выписывали необходимые медикаменты из аптек военного ведомства за счет финансирования на лечение из расчета 3 копейки в день на больного, кроме сумм, отпускаемых на содержание арестанта. В тех местах заключения, где действовали комитеты «Попечительное о тюрьмах общество», финансирование осуществляли они.

Переполненность мест заключения и вызванная этим антисанитария приводили к распространению во многих тюрьмах среди арестантов и добровольно следующих за ними семейств различных заболеваний. Одной из самых распространенных болезней в местах лишения свободы всегда была цинга. Бичом тюрьмы были туберкулез и тиф в разных его формах. Борьба с ними сводилась к советам санитарного характера, но при переполнении мест лишения свободы эти советы не имели практического значения. Основными причинами болезней арестантов в местах заключения были переполнение тюремных камер, несоблюдение санитарно-гигиенического режима и плохое питание.

В первые годы советской власти медико-санитарное обслуживание населения России значительно ухудшилось: в стране свирепствовали эпидемии сыпного и брюшного тифа, холеры и других инфекционных заболеваний, не хватало квалифицированных медицинских кадров, медикаментов и ЛПУ. В этот период проблема качественного медико-санитарного обслуживания заключенных в местах лишения свободы была одной из наиболее сложных. Общее наблюдение за тюремным бытом и за всеми санитарными вопросами тюрем было возложено на тюремную коллегию при Народном комиссаре юстиции [10].

Таким образом, в январе 1918 г. в местах лишения свободы сложилась своя медицинская служба, а в состав Главного управления были введены медицинские работники, которые возглавили медицинское обслуживание заключенных на местах. Народным комиссариатом здравоохранения РСФСР на основании ст. 195 ИТК РСФСР 19.05.1927 было утверждено Положение о медико-санитарном обслуживании мест заключения РСФСР [11].

Годы Великой Отечественной войны, самый драматичный период в истории нашего государства, был и самым тяжелым в истории пенитенциарной медицины. При значительной миграции населения и необходимости переброски больших групп заключенных из временно оккупированных территорий первостепенной задачей стало сохранение эпидемического благополучия. Учитывалась также возможность бактериологической диверсии со стороны врага и необходимость ее отражения. Задача усложнялось и тем, что значительное количество врачей и среднего медицинского персонала было мобилизовано в ряды Советской Армии.

В 1944 г. было разработано Положение о больницах для заключенных в исправительно-трудовых лагерях и колониях НКВД СССР, в котором были определены основные задачи и функции больниц, их структура и порядок работы.

В пятидесятые-шестидесятые годы XX столетия формы управления местами лишения свободы претерпели значительные структурные и организационные преобразования. Главное управление лагерей решением ЦК КПСС и Совета Министров от 25 октября 1956 г. было реорганизовано в Главное управление исправительно-трудовых колоний.

Отход от позиций изоляции от общественности, приближение и связь с практикой работы органов Министерства здравоохранения, заимствование у них всего нового нашло свое воплощение в утвержденном приказом МВД СССР в сентябре 1957 г. «Положении о медицинской службе Главного управления исправительно-трудовых колоний МВД СССР и его учреждений». Положение давало возможность проявлять творческую инициативу на местах в организации медицинского обслуживания заключенных, исходя из местных условий и особенностей каждой колонии. При крупных колониях стали организовывать медико-санитарные части с больницами на 10, 25 и 35 коек с соответствующим штатом медицинского персонала, а при небольших колониях — врачебные или фельдшерские пункты с изоляторами до 5 коек. Кроме того, в каждом УИТК (ОИТК) МВД (УВД) имелась центральная больница, а в некоторых регионах их было несколько. В период 1961–1966 гг. количество стационарных коек в лечебных учреждениях мест заключения значительно увеличилось. Для больных туберкулезом были созданы специальные межобластные колонии. Во фтизиохирургических стационарах исправительно-трудовых учреждений успешно проводились операции на легких. С 1965 по 1968 г. первичная заболеваемость туберкулезом легких среди осужденных сократилась почти в два раза. Были открыты межобластные психиатрические больницы исправительно-трудовых учреждений, что позволило ликвидировать перевозки больных на значительные расстояния, уменьшить очередность, оказывать более квалифицированную и всестороннюю МП заключенным. Почти полностью была решена проблема размещения детей в домах ребенка.

В сентябре 1969 г. в структуре центрального аппарата МВД СССР был создан единый самостоятельный орган управления ведомственной медициной. Создание медицинского управления положило начало совершенствованию организационной структуры медицинского обеспечения, созданию в ряде союзных республик, краев, областей медицинских управлений, отделов и вывод их из подчинения подразделений тылового обеспечения. В результате произошел качественный и количественный рост ведомственного здравоохранения.

В целях улучшения медицинского обслуживания лиц, содержащихся в исправительно-трудовых учреждениях МВД СССР, приказом МВД СССР от 30.05.1975 № 125 было утверждено «Положение о медицинском обслуживании лиц, содержащихся в ИТУ МВД СССР». Положение установило, что по вопросам организации и проведения лечебно-профилактической и санитарно-противоэпидемической работы ЛПУ мест лишения свободы МВД СССР должны руководствоваться действующим законодательством о здравоохранении, а также приказами, инструкциями и указаниями Министерства здравоохранения СССР и союзных республик, МВД СССР и союзных республик. Для оказания МП осужденным, содержащимся в исправительно-трудовых учреждениях, разрешалось в необходимых случаях использовать лечебные учреждения органов здравоохранения и привлекать их медицинский персонал. При этом направление больных осужденных из мест лишения свободы в лечебные учреждения территориальных органов здравоохранения с обеспечением их охраны должно было производиться в исключительных случаях, когда в МВД, УВД, УЛИТУ нет соответствующих больниц, а также при необходимости оказания срочной специализированной помощи, когда в больницах МВД, УВД, УЛИТУ эту помощь оказать нельзя или вызов к больному необходимого медицинского работника из ЛПУ органов здравоохранения не представляется возможным.

В исключительных случаях разрешалось госпитализировать лиц, заключенных под стражу, в больницы исправительно-трудовых учреждений или органов здравоохранения при условии обязательного обеспечения по отношению к этим лицам установленных для следственных изоляторов требований изоляции, охраны и надзора.

Принятый Приказ МВД СССР от 30.10.1987 № 213 «О порядке представления осужденных к освобождению от отбывания наказания по болезни» закрепил утвержденный Министерством здравоохранения СССР перечень заболеваний, являющихся основанием для представления осужденных к освобождению от отбывания наказания, и утвердил порядок медицинского освидетельствования осужденных к лишению свободы, страдающих тяжелыми заболеваниями, и их представления к освобождению от дальнейшего отбывания наказания [12].

Курс на гуманизацию общественных отношений и временное сокращение уровня преступности в середине 80-х гг. привели к сокращению численности лиц, содержащихся под стражей, что позволило Министерству финансов СССР уменьшить выделение средств на содержание персонала, в том числе и медицинских работников. Это привело к сокращению штатов медицинской службы. В результате последовавшего в 1988–1990 гг. роста преступности и увеличения количества заключенных, администрация мест лишения свободы и медицинский персонал встретили в «ослабленном» состоянии, что не могло не сказаться на здоровье заключенных. На заседании коллегии МВД СССР от 16 июля 1990 г. была одобрена концепция реформы УИС, представленная ГУИД МВД СССР и ВНИИ МВД СССР, и были утверждены основные мероприятия по ее реализации. В тексте концепции отмечалось, что коммунально-бытовое обеспечение лиц, содержащихся в местах лишения свободы, не отвечает элементарным гигиеническим требованиям. Санитарный надзор неэффективен, оказываемая МП низкого качества. По итогам коллегии определен перечень мероприятий, направленных на гуманизацию условий содержания под стражей. Большинство из них требовали больших финансовых и материальных затрат.

В 1991 г. произошел распад СССР. Стало очевидным, что УИС в прежнем виде больше существовать не может. Необходимо было коренным образом менять ее. Именно тогда впервые в законодательство об исполнении наказаний были внесены изменения, направленные на гуманизацию правил содержания осужденных, отменены унизительные правоограничения.

В 1998 г. УИС передана из ведения МВД России в Министерство юстиции РФ, в котором образовано Главное управление исполнения наказаний. Переход в другое ведомство потребовал принятия крупномасштабных мер по формированию новых структур УИС, в том числе и медицинской службы. В ГУИН Минюста РФ было создано Медицинское управление, а также созданы санитарно-противоэпидемическая служба, являющаяся частью государственной системы санитарно-эпидемиологического надзора, и служба военно-врачебной экспертизы.

В 2004 г. во исполнение Указа Президента Российской Федерации «О системе и структуре федеральных органов исполнительной власти» ГУИН Минюста России был реорганизован в Федеральную службу исполнения наказаний — ФСИН России.

В момент перехода в Министерство юстиции УИС находилась в очень тяжелом положении. Материально-техническая база пенитенциарного здравоохранения в течение многих лет не обновлялась, не поддерживалась на должном уровне и находилась в запущенном состоянии. Более 60% имеющейся медицинской техники была 70-80-х гг. выпуска. Она технически устарела и выработала свой ресурс. В многопрофильных ЛПУ и медицинских частях требовалось заменить более 500 единиц рентгенодиагностических аппаратов, оснастить новым лечебно-диагностическим, лабораторным, стоматологическим оборудованием. Необходимо было оснащать медицинские части и лечебно-диагностические отделения вновь открываемых учреждений. На медицинское обеспечение осужденных финансирование составляло 12% от потребности. Чрезмерно жесткая уголовная политика привела к переполнению исправительных учреждений осужденными, не получавшими необходимого питания, одежды и обуви, необходимого лечения. В следственных изоляторах приходилось спать по очереди. На одного человека приходилось по 1 квадратному метру жилой площади (при установленной Законом норме 4 квадратных метра).

Такие условия содержания способствовали распространению инфекционных заболеваний, в первую очередь туберкулеза. По времени это совпадало с утверждением и началом реализации пятой реформы в истории УИС, которая охватывает все направления ее деятельности, в том числе и организацию медицинского обеспечения лиц, содержащихся в следственных изоляторах, исправительных учреждениях и воспитательных колониях. С этого момента оказание квалифицированной МП, создание соответствующих санитарно-гигиенических условий содержания стало важнейшим разделом деятельности УИС.

Современное состояние уголовно-исполнительной системы России

УИС России является элементом правоохранительной системы страны и представляет собой целостную совокупность учреждений и органов, выполняющих функции по исполнению назначенных судами уголовных наказаний и иных мер уголовно-правового характера, а также судебных решений о применении меры уголовно-процессуального пресечения в виде содержания под стражей, охраны и конвоирования осужденных и лиц, подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений.

Краткая характеристика уголовно-исполнительной системы

По состоянию на 1 июля 2021 г. в учреждениях УИС содержалось 473 843 человека (–8989 человек к 01.01.2021), в том числе:

  • в 663 исправительных колониях отбывали наказание 363 955 человек (–12 460 человек), в том числе в 106 колониях-поселениях отбывали наказание 28 513 человек (–1240 человек), в 7 исправительных колониях для осужденных к пожизненному лишению свободы и лиц, которым смертная казнь в порядке помилования заменена лишением свободы, отбывали наказание 1962 человека (–5 человек);
  • в 206 следственных изоляторах и 75 помещениях, функционирующих в режиме следственного изолятора, содержалось — 107 695 человек (+3475 человек);
  • в 8 тюрьмах отбывали наказание 1295 человек (+47 человек);
  • в 18 воспитательных колониях для несовершеннолетних — 898 человек (–51 человек).

В учреждениях содержится 39 102 женщины (–283 человека), в том числе:

  • 29 269 — в исправительных колониях, лечебных исправительных учреждениях, ЛПУ, воспитательных колониях;
  • 9833 — в следственных изоляторах и помещениях, функционирующих в режиме следственного изолятора.
  • При женских колониях имеется 13 домов ребенка, в которых проживает 349 детей.

На учете 29 исправительных центров и 88 изолированных участков, функционирующих как исправительный центр, состоят 7845 осужденных к принудительным работам.

В состав УИС также входят (на 01.04.2021) 81 федеральное казенное учреждение «Уголовно-исполнительная инспекция» и 1348 их филиалов, на учете которых состоят:

  • 452 020 человек, осужденных к наказаниям, не связанных с изоляцией осужденных от общества;
  • 8052 человека, подозреваемых и (или) обвиняемых в совершении преступлений, находящихся под домашним арестом;
  • 3280 — с запретом определенных действий;
  • 48 — с залогом и обязанностью по соблюдению запретов, предусмотренных ч. 6 ст. 105.1 УПК РФ.

В ведении ФСИН России находятся 29 федеральных государственных унитарных предприятий. Производственная деятельность, связанная с привлечением осужденных к труду, организована в 603 центрах трудовой адаптации осужденных, 74 производственных мастерских. При исправительных учреждениях имеется 262 профессиональных образовательных учреждений ФСИН России и 466 их структурных подразделений.

При исправительных учреждениях имеется 280 общеобразовательных организаций и 490 филиалов общеобразовательных организаций.

В учреждениях УИС функционирует 1502 объекта (здания, сооружения, помещения), используемых для проведения религиозных обрядов и церемоний, в том числе 1050 зданий и помещений для лиц, исповедующих православие (отдельно стоящие и домовые храмы, часовни, молитвенные комнаты), 392 — для лиц, исповедующих ислам (мечети, молитвенные комнаты), 13 — для лиц, исповедующих иудаизм (синагоги, молитвенные комнаты), 25 — для лиц, исповедующих буддизм (дуганы, хурулы, дацаны, молитвенные комнаты), 4 — для лиц, исповедующих католицизм (костелы, кирхи, молитвенные комнаты), а также 18 религиозных объектов для лиц, представляющих иные религиозные течения.

Штатная численность персонала УИС, финансируемого из средств федерального бюджета, составляет 295 968 человек, в том числе начальствующий состав — 225 285 человек (в том числе переменный состав — 5985 человек).

В составе УИС действуют 8 учреждений высшего образования с 1 филиалом, 3 института повышения квалификации, 1 межрегиональный учебный центр, 10 учебных центров территориальных органов, научно-исследовательский институт УИС, научно-исследовательский институт информационных технологий.

Имеется Объединенная редакция, издающая журналы «Преступление и наказание», «Ведомости УИС», газету «Казенный дом».

Современное состояние медицинской службы уголовно-исполнительной системы

В настоящее время УИС России находится на этапе завершения очередного реформирования. В концепции развития УИС Российской Федерации до 2020 г. обозначены основные принципы и приоритеты развития системы на ближайшее десятилетие. Согласно документу, в ходе реформы будет проведена техническая модернизация органов исполнения наказаний, планируется внедрять новые, современные стандарты общения с осужденными, модернизировать условия их содержания.

МВД России осуществляло выполнение возложенных на него Правительством РФ обязанностей по медицинскому обеспечению сотрудников УИС. Объем этой МП и мощность медицинских учреждений МВД были недостаточными. Более половины учреждений УИС расположены в отдаленных местностях, где-либо отсутствуют вообще, либо находятся на значительном удалении медицинские учреждения МВД или обычные МО. Медицинские подразделения учреждений УИС являются единственными, кто оказывает МП как спецконтингенту, так и окружающему населению. УИС была вынуждена дополнительно создавать МО для личного состава. И сегодня медицинское обслуживание личного состава осуществляют 55 центров медицинской и социальной реабилитации, 73 военно-врачебные комиссии, 8 больниц для оказания МП сотрудникам ФСИН России, 3 санатория.

В настоящее время в структуре 69 медико-санитарных частей ФСИН России функционируют 629 медицинских частей, 149 фельдшерских и 68 врачебных здравпунктов, 74 центра санитарно-эпидемиологического надзора, 143 больницы (в том числе 61 туберкулезная больница, 5 психиатрических больниц).

Руководство медицинским обеспечением в УИС осуществляет Управление организации медико-санитарного обеспечения Федеральной службы исполнения наказаний.

Медицинские кадры в медицинской службе уголовно-исполнительной системе

В настоящее время в российском обществе предъявляются все более высокие требования к медицинским работникам УИС и качеству оказания МП. Нельзя не отметить, что за последние годы улучшилось материально-техническое и лекарственное обеспечение. Это стало возможно благодаря политике государства, направленной на гуманизацию и либерализацию уголовных наказаний и, безусловно, отношению общества к лицам, находящимся в местах лишения свободы. Но качество оказания МП зависит не только от материально-технического обеспечения учреждений УИС, адекватного его финансирования, но еще и от профессиональной подготовки медицинских кадров.

Для квалифицированного оказания помощи в учреждениях УИС важным фактором является кадровая политика. Сегодня в этой системе право на МП, санитарно-гигиеническую, противоэпидемическую защиту лиц, содержащихся в местах лишения свободы, обеспечивают 27 892 медицинских сотрудника.

Количество врачей и провизоров, осуществляющих медицинское обеспечение лиц, содержащихся в учреждениях УИС, составляет 7239 штатных единиц (3265 должностей начальствующего состава, 3974 должности гражданского персонала). Укомплектовано — 5825 должностей, что составляет 80,4% (2513 должностей начальствующего состава, 3312 должностей гражданского персонала). Обеспеченность врачами составляет 107,9 на 10 тыс. человек.

Количество среднего медицинского персонала, осуществляющего медицинское обеспечение лиц, содержащихся в учреждениях УИС, составляет 13 149,75 штатных единиц (1252 должности младшего начальствующего состава, 11 897,75 должностей гражданского персонала). Укомплектовано 12 003 должности, что составляет 91,3% (1171 должность начальствующего состава, 10 832 должности гражданского персонала).

Условия профессиональной деятельности медицинских работников в пенитенциарных учреждениях значительно отличаются от условий работы в организациях государственной и муниципальной систем здравоохранения (режимные требования, общая гнетущая обстановка мест лишения свободы, постоянное чувство опасности и незащищенности, непрестижность, отсутствие возможности формировать социальные связи, необходимые каждому человеку в обычной жизни, профессиональная обособленность и оторванность от медицинского сообщества, увеличение трудовой нагрузки за счет исполнения специфических функций и др.). Специфика работы медицинских сотрудников, значительная часть которых имеет специальные звания, в условиях пенитенциарных учреждений требует определенной профессиональной подготовки. Она не только способствует повышению качества оказываемой помощи, но и позволяет обеспечивать необходимый уровень безопасности при работе с осужденными за особо тяжкие преступления, количество которых достигло 70% [13].

Благодаря стремлению к повышению КМП удалось решить такую важную задачу, как подготовка врачей и специалистов УИС. В Московском государственном медико-стоматологическом университете имени А.И. Евдокимова Министерства здравоохранения Российской Федерации с 2006 г. осуществляется целевая подготовка врачей УИС. В настоящее время проходят обучение 129 студентов из 32 территориальных органов ФСИН России. Основной стратегической задачей кафедры пенитенциарной медицины является подготовка нового поколения специалистов, способных работать в специфических условиях УИС России.

Основными направлениями деятельности кафедры являются:

  • подготовка молодых специалистов по специальности на основе тесной связи учебного процесса с научными исследованиями, с учетом запросов и особенностей УИС;
  • распределение молодых специалистов в учреждения ФСИН России и научно-исследовательские учреждения ФСИН России на контрактной или договорной основе.

Преподавание специальных дисциплин осуществляется на практической базе медицинских подразделений (медико-санитарные части и больницы) учреждений ФСИН России, что позволяет студентам:

  • непосредственно ознакомиться с местом своей будущей трудовой деятельности, с организацией работы ЛПУ ФСИН России, его материально-техническим оснащением, условиями и характером труда;
  • апробировать свои теоретические знания на практике и осознать область их применения, на наглядных примерах научиться решать типовые профессиональные задачи.

Интеграция с МО ФСИН России позволяет кафедре вплотную приблизиться к практическому звену и тем самым получить представление об особенностях службы в УИС.

В рамках договоров о целевом обучении в соответствии с Указом Президента Российской Федерации от 07.09.2019 г. № 429 «Об утверждении Положения о заключении между Федеральной службой исполнения наказаний (ее территориальным органом) и гражданином РФ договора о целевом обучении в профессиональной образовательной организации или образовательной организации высшего образования, которые реализуют образовательные программы, имеющие государственную аккредитацию, и не входят в уголовно-исполнительную систему РФ» в 40 медицинских вузах Минздрава России на целевой основе от ФСИН России по программам специалитета проходит обучение 531 человек, около 200 специалистов обучаются в клинической ординатуре.

В 2017 г. для обеспечения научной и организационно-методической деятельности, направленной на совершенствование системы подготовки и непрерывного профессионального развития врачей УИС, в структуре кафедры пенитенциарной медицины МГМСУ им. А.И. Евдокимова создан Научно-практический центр пенитенциарной медицины (Центр).

В настоящее время налажено взаимодействие (Договор сотрудничества) с медицинскими вузами страны, в которых обучаются студенты по квотам целевого приема для ФСИН России. Разработан план наставничества студентов, обучающихся по договору целевого приема в образовательных учреждениях Минздрава России, основной целью которого является обучение принципам работы в МО УИС, формирования престижа службы в УИС. Созданы условия для прохождения производственной практики студентами на базе филиалов ФКУЗ МСЧ ФСИН России, закреплены за обучающимися наиболее квалифицированные медицинские сотрудники ФКУЗ МСЧ ФСИН России. Проводятся мероприятия воспитательного и информационного характера, а также студенты присутствуют на занятиях по служебной подготовке по смежным направлениям деятельности. В качестве мер социальной поддержки обучающихся ФСИН России обеспечивает предоставление медицинской одежды (халатов, костюмов) на период обучения, организует бесплатное прохождение ежегодных медицинских профилактических осмотров на базе МО ФСИН России, обеспечивает горячим питанием обучающихся на время прохождения производственной практики в медицинских учреждениях УИС.

В 2017–2018 учебном году Центром была разработана специальная программа дистанционного образования для обучающихся в медицинских вузах страны. В рамках этой программы обучения студенты ознакомятся с задачами, принципами деятельности и структурой ФСИН России, с особенностями профессиональной деятельности сотрудников УИС, правильным в правовом отношении ориентированием в действующем законодательстве о здравоохранении в РФ и адекватным его применением в конкретных практических ситуациях, с актуальными проблемами организации медицинского обеспечения лиц, содержащихся в учреждениях УИС, и с особенностями организации МП сотрудникам УИС.

В целях обеспечения научной и организационно-методической деятельности, направленной на совершенствование системы подготовки и непрерывного профессионального развития врачей УИС, необходимо создание федерального научно-практического центра пенитенциарной медицины на базе кафедры пенитенциарной медицины МГМСУ им. А.И. Евдокимова.

Основные задачи и функции научно-практического центра:

  • взаимодействие с медицинскими вузами с целью создания и координации единого образовательного процесса подготовки специалистов для пенитенциарной системы;
  • разработка, внедрение и реализация современных профессиональных образовательных программ высшего образования, основанных на оптимальном балансе компетенций и учитывающих потребности ФСИН России;
  • подготовка, переподготовка и повышение квалификации специалистов, способных работать в специфических условиях УИС России;
  • создание условий для проведения практических занятий студентов в учреждениях ФСИН России для непосредственного ознакомления с местом своей будущей трудовой деятельности, условиями и характером труда;
  • содействие внедрению в образовательный процесс современных образовательных дистанционных и информационно-коммуникационных технологий, обеспечивающих удаленный доступ обучающихся к информационным банкам знаний и интерактивное взаимодействие с профессорско-преподавательским составом;
  • организация и проведение научно-образовательных мероприятий на практической базе медико-санитарных частей ФСИН России;
  • укрепление взаимодействия с медицинскими вузами, Федеральной службой исполнения наказаний Российской Федерации в части подготовки медицинских специалистов пенитенциарной системы с учетом современных потребностей практического здравоохранения и тенденций глобального здравоохранения;
  • осуществление консультационной помощи медицинским вузам при выполнении научно-исследовательских работ по пенитенциарной медицине.

Уровень подготовки выпускников, обучающихся в медицинских вузах, можно будет оценить, когда сегодняшние студенты, став профессиональными врачами с глубоким и всесторонним пониманием основных категорий, принципов службы в УИС, приступят к реализации полученных знаний на практике в пенитенциарных учреждениях.

30.2. Состояние здоровья лиц, заключенных под стражу и осужденных

Заболеваемость среди лиц, заключенных под стражу и осужденных

Состояние здоровья подозреваемых, обвиняемых и осужденных значительно отличается от аналогичных показателей подростков и взрослого населения. Связано это с концентрацией в УИС социально дезадаптированной прослойки населения, лиц асоциального поведения, больных алкоголизмом, наркоманией, психическими расстройствами и ВИЧ-инфицированных. Более 90% лиц, содержащихся в учреждениях УИС, состоят на диспансерном учете по поводу различных заболеваний. За счет постоянного поступления в следственные изоляторы маргинальных лиц заболеваемость подозреваемых, обвиняемых и осужденных в 2,5 раза выше, чем у «гражданского населения» [14, 15].

Ежегодно, в соответствии с Постановлением Правительства Российской Федерации от 06.02.2004 № 54 «О медицинском освидетельствовании осужденных, представляемых к освобождению от отбывания наказания в связи с болезнью» и Постановлением Правительства Российской Федерации от 14.01.2011 № 3 «О медицинском освидетельствовании подозреваемых или обвиняемых в совершении преступлений», врачебными комиссиями для освобождения в связи с болезнью представляется в суд около 2000 больных. При этом судом освобождается менее 60% от представляемых.

Смертность среди лиц, заключенных под стражу и осужденных

Смертность в пенитенциарной системе — это показатель «условного благополучия» не только в различных пенитенциарных учреждениях, но и в целом в УИС. Показатель смертности лиц, заключенных под стражу или осужденных, выступает в качестве некоего индикатора, позволяющего оценить многие экономические, социальные, правовые, культурно-нравственные процессы в России, ну и, конечно, уровень здравоохранения и медицинского обеспечения в УИС.

За последние годы достигнуто устойчивое снижение показателя смертности подозреваемых, обвиняемых и осужденных, содержащихся в учреждениях УИС, на 26,9%. Отмечается снижение смертности от социально значимых заболеваний. Так, смертность от туберкулеза снизилась более чем в 14 раз!

В настоящее время смертность от заболеваний лиц, находящихся в местах лишения свободы, составляет 3,6‰, что на порядок ниже аналогичного показателя десятилетней давности. Структура смертности лиц, находящихся в местах лишения свободы, в XXI в. приобрела закономерности, характерные для взрослого населения России с преобладанием в ее структуре сердечно-сосудистой патологии [16].

Организация работы по профилактике и борьбе с социально значимыми заболеваниями в уголовно-исполнительной системе

Профилактика и борьба с социально значимыми заболеваниями являются приоритетными направлениями деятельности медицинской службы УИС. Инфекционный и социальный характер названных заболеваний требует особых организационных подходов в борьбе с ними. Количество ежегодно поступающих в учреждения уголовно-исполнительной системы больных социально значимыми заболеваниями (туберкулезом, ВИЧ-инфекцией, наркоманией) зависит от развития эпидемии этих заболеваний среди населения России в целом.

Туберкулез. Количество больных туберкулезом в УИС зависит от развития эпидемии туберкулеза среди населения России в целом. Пенитенциарный блок противотуберкулезной работы — это часть единой государственной системы борьбы с туберкулезом в России. Часть системы, работающая со всеми категориями больных туберкулезом, в том числе и с социально неблагополучным и запущенным контингентом, который вне учреждений ФСИН практически не попадает в поле зрения гражданского здравоохранения.

В пенитенциарной системе обеспечиваются организация и проведение комплекса противотуберкулезных мероприятий, в том числе санитарно-просветительной работы по вопросам профилактики, раннего выявления туберкулеза и контролируемого лечения больных, страдающих туберкулезом. Туберкулезные больницы являются организационно-методическими центрами по противотуберкулезной работе в пенитенциарном здравоохранении. Учреждения (исправительные учреждения, следственные изоляторы), при которых созданы изолированные участки для содержания и лечения больных туберкулезом, а также туберкулезные лечебно-диагностические отделения больниц либо медицинских частей, иные медицинские подразделения, оказывающие противотуберкулезную помощь подозреваемым, обвиняемым и осужденным, исполняют функции медицинских противотуберкулезных организаций.

Еще 20 лет назад третья часть больных туберкулезом в РФ находились в учреждениях УИС. Ситуацию по туберкулезу в учреждениях УИС России в 1999 г. можно было характеризовать как критическую. Общая численность больных туберкулезом, содержащихся в местах лишения свободы, превышала 100 тыс., показатель заболеваемости туберкулезом приближался к 3000 на 100 тыс. При этом около 90% лиц, поступивших в следственные изоляторы, не были ориентированы в диагнозе и не наблюдались в противотуберкулезном диспансере и первичный диагноз туберкулеза был выставлен в УИС, а потребность в ЛС удовлетворялась на 12–20%. Существовала значительная разница с соответствующим показателем «гражданского населения» на уровне субъекта РФ [17].

Материально-техническая база лечебных учреждений была изношенной и нуждалась в немедленном обновлении, практически отсутствовала лабораторная служба по диагностике туберкулеза, крайне не хватало ЛП, в том числе противотуберкулезных, и расходного медицинского имущества. Для изменения сложившейся негативной ситуации по туберкулезу требовалось принять неотложные меры, в том числе обеспечить финансирование противотуберкулезных мероприятий.

В 2004–2007 гг. в учреждениях УИС России реализовывался проект «Профилактика, диагностика, лечение туберкулеза и СПИД» на средства займа Международного банка реконструкции и развития. С 2005 г. на протяжении 5 лет в стране, в том числе и в учреждениях ФСИН России, реализовывался проект «Развитие стратегии лечения населения Российской Федерации, уязвимого к ВИЧ/СПИДу и туберкулезу», финансируемый Глобальным Фондом по борьбе со СПИДом, туберкулезом и малярией. Всего содействие в организации противотуберкулезной помощи в УИС оказывали 15 общественных организаций со своим отдельным финансированием. В рамках данного проекта в учреждения ФСИН России поставлялись: лабораторное оборудование, расходные материалы для лабораторий, оргтехника, санитарный автотранспорт, ЛП для лечения ВИЧ-инфекции и туберкулеза. Осуществлялся ремонт бактериологических лабораторий, были реконструированы помещения и созданы стационары для лечения больных с множественной лекарственной устойчивостью в двух учреждениях УИС, проведены тренинги для медицинского персонала. Общий объем финансирования мероприятий указанного проекта в учреждениях УИС составил 833 млн рублей. Более половины указанных средств было направлено на реализацию противотуберкулезных мероприятий. В учреждения УИС было поставлено оборудование для 518 клинико-диагностических лабораторий, 65 бактериологических лабораторий по диагностике туберкулеза, поставлено 100 флюорографических установок, а также ЛП для лечения больных туберкулезом, на общую сумму 438 млн рублей.

Улучшению ситуации по туберкулезу в учреждениях УИС во многом способствовало стабильное финансирование противотуберкулезных мероприятий, осуществляемых в рамках Федеральных целевых программ «Предупреждение и борьба с заболеваниями социального характера (2002–2006 гг.)», «Предупреждение и борьба с социально значимыми заболеваниями (2007–2012 гг.)» [18, 19].

Обязательным в диагностике и своевременном выявлении туберкулеза среди лиц, содержащихся в учреждениях ФСИН России, является флюорографическое (рентгенологическое) обследование. Более 90% случаев туберкулеза среди осужденных выявляются именно при скрининговом флюорографическом обследовании, которое проводится каждые 6 месяцев. В связи с чем нельзя согласиться с распространенным мнением, что пенитенциарные учреждения являются рассадниками данной инфекции. Около 86% больных туберкулезом при поступлении в следственные изоляторы ранее не были ориентированы в своем диагнозе [20].

Численность больных туберкулезом за прошедшее десятилетие уменьшилась в 2,9 раза (2010 г. — 38 896, 2020 г. — 13 510). При этом показатель заболеваемости туберкулезом в перерасчете на 100 тыс. человек снизился на 55,6% с 1212,0 до 538,0 на 100 тыс. человек. По состоянию на 01.01.2021 г. в учреждениях УИС содержалось 11 564 (из них впервые 3600) больных активным туберкулезом — 1-я и 2-я группы диспансерного наблюдения [21].

Однако говорить сегодня об исчерпывающей полноте принимаемых мер и радикальном изменении ситуации нельзя, поскольку: ежегодно в учреждения УИС поступают больные туберкулезом, большинство из них страдают тяжелой формой туберкулезного процесса, ВИЧ-инфекцией; в следственные изоляторы продолжают поступать больные, не ориентированные в диагнозе. Кроме того, такой же актуальной проблемой, как и для государственной системы здравоохранения в целом, для пенитенциарной медицины является туберкулез с множественной лекарственной устойчивостью. Доля таких пациентов в общей структуре больных туберкулезом, содержащихся в местах лишения свободы, имеет устойчивую тенденцию к росту, что отражает общие эпидемиологические тенденции распространения инфекции в России [22].

ВИЧ-инфекция. Распространение ВИЧ затронуло и пенитенциарную систему во всех странах мира. Концентрация ВИЧ среди лиц подозреваемых, обвиняемых и осужденных значительно выше, чем в других группах населения. ВИЧ-инфицированные осужденные составляют от 5 до 20% от общего числа лиц, находящихся в местах лишения свободы.

Во всем мире эпидемия ВИЧ-инфекции и туберкулеза в тюрьмах носит более агрессивный характер, чем в обществе в целом. Сегодня в учреждениях УИС находится более 52 тыс. ВИЧ-инфицированных. Резкий рост количества ВИЧ-инфицированных в России, начавшийся в середине 90-х годов ХХ в., обостряет комплекс социальных, медицинских и психологических проблем [23]. Доля ВИЧ-инфицированных осужденных от общего числа лиц, отбывающих наказание в России, составляет 10,5%.

В настоящее время проблема туберкулеза, протекающего на фоне ВИЧ-инфекции, является одной из наиболее актуальных проблем фтизиатрии и пенитенциарной медицины в целом [24]. Рост числа ВИЧ-инфицированных лиц в сочетании с туберкулезом представляет угрозу для сложившейся в настоящее время устойчивой тенденции к улучшению эпидемиологической ситуации по туберкулезу в учреждениях УИС.

Особую опасность представляет сочетанное поражение людей наркоманией, ВИЧ-инфекцией, туберкулезом и гепатитом. Сохраняется неблагоприятная эпидемиологическая ситуация по вирусным гепатитам с парентеральным механизмом передачи (гепатиты В и С — 11,5% от общего числа лиц, отбывающих наказание и заключенных под стражу, то есть каждый девятый из числа лиц, находящихся в местах лишения свободы). Потребители внутривенных наркотиков чаще инфицируются вирусным гепатитом, имеющим преимущественно парентеральный механизм передачи, и в этом качестве гепатиты и ВИЧ-инфекция близки, поражая в первую очередь именно эту категорию населения. Прогрессирующий рост сочетанной патологии в гражданском обществе ведет к естественному увеличению количества таких больных, поступающих в пенитенциарные учреждения, так как многие из них совершают уголовно наказуемые деяния, связанные с незаконным оборотом наркотических средств.

В учреждениях пенитенциарной системы проводится целый комплекс профилактических мероприятий, прежде всего направленных на предотвращение внутривенного потребления наркотиков, а также включающих информационно-обучающие программы для осужденных, информирование немедицинского персонала УИС по вопросам безопасности и снижения риска ВИЧ-инфицирования, тестирование на ВИЧ-инфекцию, консультирование подозреваемых, обвиняемых и осужденных при обследовании на ВИЧ-инфекцию.

С 2005 г. впервые начата реализация широкомасштабных мероприятий по организации специфического лечения ВИЧ-инфицированных лиц, отбывающих наказания.

В 2020 г. 44 261 больной ВИЧ-инфекцией обеспечен высокоактивной антиретровирусной терапией [25].

Психические заболевания. Прогрессирующий рост наркомании и психических заболеваний в обществе ведет к увеличению количества больных с названной патологией, поступающих в пенитенциарные учреждения, так как многие из них совершают уголовно наказуемые деяния, что осложняет и так не простую ситуацию в психиатрической и наркологической службах пенитенциарной системы. Лишение свободы, само по себе являясь массивной психотравмой, провоцирует появление или декомпенсацию имеющихся психических расстройств непосредственно в местах отбывания наказания.

В период с 1967 по 1993 г. в условиях лечебно-трудовых профилакториев осуществлялось принудительное лечение наркологических больных, не совершивших преступления, но уклонявшихся от получения МП. Кроме того, с 1973 г. по 2003 г. в соответствии с Уголовными кодексами РСФСР и РФ осуществлялось принудительное лечение осужденных — больных наркоманией и алкоголизмом [18]. В настоящее время медицинское обеспечение лиц с психической патологией в местах лишения свободы включает в себя оказание психиатрической помощи на общих основаниях [26, 27].

На 1 января 2021 г. из 500 тыс. человек, находящихся в местах лишения свободы, около 93 тыс. имели психическую патологию. Из них 40,0 тыс. с психическими расстройствами, 36,5 тыс. больных наркоманией и 17,0 тыс. алкоголизмом. Это составляет 18,6% от всех лиц, находящихся в учреждениях УИС (7,9%, 7,2% и 3,4% по указанным патологиям соответственно), т.е. в психиатрической и наркологической помощи нуждается примерно каждый пятый [28]. Лечение данной категории больных осуществляется в 9 лечебно-исправительных учреждениях, наркологических кабинетах в медицинских частях колоний и следственных изоляторов. Для оказания МП больным с психическими расстройствами функционируют 5 психиатрических больниц, а также психиатрические отделения в составе многопрофильных больниц и наркологические кабинеты в медицинских частях при колониях и следственных изоляторах.

Для пенитенциарной медицины, являющейся неотъемлемой частью государственной системы здравоохранения, характерны те же основные тенденции динамики основных медико-демографических показателей, что и для общенациональной системы здравоохранения России.

30.3. Организация и проведение санитарно-гигиенических и противоэпидемических мероприятий в уголовно-исполнительной системе

Одним из важнейших направлений деятельности медицинской службы УИС по сохранению здоровья заключенных под стражу и осужденных, предупреждению возникновения и распространения инфекционных заболеваний является осуществление государственного санитарно-эпидемиологического надзора за объектами УИС. Соблюдение государственных санитарно-эпидемиологических, противоэпидемических правил и нормативов является обязанностью работников (сотрудников) следственных изоляторов, исправительных учреждений, а установленная законодательством РФ ответственность за их нарушение распространяется, в том числе, на подозреваемых, обвиняемых и осужденных. Непосредственное обеспечение Госсанэпиднадзора на объектах УИС осуществляют учреждения: федеральное государственное учреждение здравоохранения «Главный центр гигиены и эпидемиологии» ФСИН России, федеральные государственные учреждения здравоохранения «Центры гигиены и эпидемиологии территориальных органов ФСИН России и их филиалы, другие организации, учреждения и подразделения санитарно-гигиенического профиля.

На объектах УИС осуществляется санитарно-гигиенический контроль за водоснабжением, за организацией питания, за условиями труда, за банно-прачечным обеспечением, за условиями размещения подозреваемых, обвиняемых и осужденных.

Противоэпидемические мероприятия направлены на предупреждение — заноса инфекционных заболеваний в учреждения, возникновения, распространения и на ликвидацию инфекционных заболеваний среди заключенных под стражу и осужденных, распространения инфекционных заболеваний за пределы учреждения.

Ответственность за реализацию санитарно-гигиенических и противоэпидемических мероприятий непосредственно в пенитенциарном учреждении несет начальник этого учреждения, который организует проведение мероприятий силами подчиненных ему служб и подразделений.

Выводы и рекомендации

Пенитенциарные учреждения оказывают целый ряд прямых и непрямых эффектов на здоровье общества. Косвенно они влияют на структуру семьи, экономические возможности домохозяйств, нормативные установки общества в отношении образа жизни, секса и насилия. Как свидетельствуют некоторые исследования, в России пенитенциарные учреждения всегда оказывали существенное влияние на эпидемиологическую ситуацию среди гражданского населения — в начале 1990-х годов до 20% первичной заболеваемости туберкулезом и 57% бактериовыделителей среди гражданского населения приходилось на лиц, освобожденных из исправительных учреждений [29].

Следует также учитывать, что системы социального обеспечения и гражданского здравоохранения нередко не имеют адекватного доступа к группам населения, из которых происходит значительная часть заключенных, — бездомным, алкоголикам, потребителям наркотиков и т.д. Несмотря на сложные материально-бытовые и санитарные условия в пенитенциарных учреждениях, для ряда заключенных они могут быть более благоприятными, чем тот образ жизни, который они вели на свободе. Для многих из лиц, попавших в места лишения свободы, заключение — это одна из немногих возможностей получить необходимую им медико-профилактическую помощь и базовую информацию по сохранению здоровья. Концентрация в пенитенциарной системе лиц, страдающих психической патологией, алкоголизмом, наркоманией и инфекционными заболеваниями, создает уникальную возможность для реализации целого ряда эффективных мероприятий общественного здравоохранения. Так, например, учреждения УИС способны внести большой вклад в контроль эпидемиологической ситуации, выявляя и санируя большое число больных туберкулезом, инфекций, передаваемых половым путем, паразитарными заболеваниями кожи, а также путем вакцинации против гепатита В и мн. др.

Период пребывания в исправительном учреждении должен использоваться на благо здоровья индивидуума и общества в целом. Но немаловажным является и постпенитенциарная ресоциализация лиц, освободившихся из исправительных учреждений. Достаточно серьезной проблемой остается социальная и трудовая адаптация ВИЧ-инфицированных осужденных, лиц, больных туберкулезом, а также страдающих психическими расстройствами. Имеющиеся центры социальной реабилитации и социальные приюты не могут принять всех освобождающихся из мест лишения свободы и нуждающихся, прежде всего в медицинской и социальной помощи. Плохо решаются вопросы лечения, помещения в дома-интернаты для престарелых и инвалидов, их социально-бытового устройства.

Тюрьма — это только вынужденная остановка в жизненном пути. Очень многое зависит, конечно, от того, что именно в этот период мы смогли дать и как помочь оступившимся людям, — освоить профессию, получить образование, оказать медицинскую и социально-реабилитационную помощь.

Список литературы

  1. Приказ Министерства юстиции РФ от 28.12.2017 № 285 «Об утверждении Порядка организации оказания медицинской помощи лицам, заключенным под стражу или отбывающим наказание в виде лишения свободы».
  2. Статья 26 Федерального закона от 21.11.2011 № 323-ФЗ «Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации».
  3. Статья 89 Федерального закона от 21.11.2011 № 323-ФЗ «Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации».
  4. Статья 90 Федерального закона от 21.11.2011 № 323-ФЗ «Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации».
  5. Постановление Правительства РФ от 28 декабря 2020 г. № 2299 «О Программе государственных гарантий бесплатного оказания гражданам медицинской помощи на 2021 год и на плановый период 2022 и 2023 годов».
  6. Пункт 6 Приказа Министерства юстиции Российской Федерации от 28.12.2017 № 285 «Об утверждении Порядка организации оказания медицинской помощи лицам, заключенным под стражу или отбывающим наказание в виде лишения свободы».
  7. Пункт 8 части 4 статьи 13, часть 2.2 статьи 43 Федерального закона от 21.11.2011 № 323-ФЗ «Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации».
  8. Статья 13 Федерального закона от 21.11.2011 № 323-ФЗ «Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации».
  9. Статья 26 Федерального закона от 21.11.2011 № 323-ФЗ «Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации».
  10. «Об учреждении тюремной коллегии для заведования всеми отраслями тюремного быта и выработки основных начал реформы тюремных учреждений» Постановление НКЮ РСФСР от 06.01.1918 //
    СУ РСФСР. 1918. № 15. Ст. 223.
  11. Давыдова Н.В., Пертли Л.Ф. Пенитенциарная медицина: история и люди: учебное пособие. М., 2011. 98 с.
  12. Воробей С.В., Пертли Л.Ф., Пустовалов А.Р., Пономарев С.Б., Туленков А.М., Бурт А.А. Пенитенциарная медицина: историко-правовые аспекты. М., 2015. 206 с.
  13. Ильинцев Е.В. Проблемы медицинской этики в уголовно-исполнительной системе // «Пенитенциарная медицина в России и за рубежом». Сборник материалов II Международной межведомственной конференции, 25–27 октября 2017 г. М.: Изд-во ФКУ НИИ ФСИН России. 2017. С. 47–48.
  14. Актуальные вопросы пенитенциарного здравоохранения / под ред. А.С. Кононца, А.В. Бобрика. М.: Акварель, 2011. 120 с.
  15. Туленков А.М., Пономарев С.Б. Основные принципы организации медико-санитарного обеспечения лиц, содержащихся в пенитенциарных учреждениях России и за рубежом. Ижевск: ИжГТУ. 2014. 136 с.
  16. Дюжева Е.В., Пономарев С.Б. Анализ смертности от неинфекционных заболеваний среди лиц, содержащихся в учреждениях уголовно-исполнительной системы. Международный научно-исследовательский журнал. 2015. № 9–4 (40). С. 35–36.
  17. Коломиец В.М. Этапы решения проблем отечественного пенитенциарного туберкулеза // Сборник материалов II Международной межведомственной конференции, 25–27 октября 2017 г. Москва-
    Ижевск. 2017. С. 51–59.
  18. О Федеральной целевой программе «Предупреждение и борьба с заболеваниями социального характера (2002–2006 гг.): постановление Правительства Российской Федерации от 13.11.2001
    № 790 [электронный ресурс]. URL: http://www.szrf.ru/szrf/doc.phtml?nb=100&issid=1002001049000&docid=13 (дата обращения: 02.08.2021).
  19. О Федеральной целевой программе «Предупреждение и борьба с социально значимыми заболеваниями (2007–2011 гг.)»: постановление Правительства Российской Федерации от 10.05.2007 г.
    № 280 [электронный ресурс]. URL: https://rg.ru/2007/05/22/bolezni-site-dok.html (дата обращения: 02.08.2021).
  20. Стерликов С.А., Белиловский Е.М., Пономарев С.Б., Постольник Г.А. Эпидемическая ситуация по туберкулезу в учреждениях Федеральной службы исполнения наказаний Российской Федерации // Современные проблемы здравоохранения и медицинской статистики. 2018. № 4. С. 1–21.
  21. О введении в действие учетной и отчетной документации мониторинга туберкулеза: приказ Мин­здрава России от 13.02.2004 г. № 50 (форма статистической отчетности Туб-4 «Отчет о больных туберкулезом»). Тверь: Триада, 2004. 48 с.
  22. Галкин В.Б., Стерликов С.А., Баласанянц Г.С., Яблонский П.К. Динамика распространенности туберкулеза с множественной лекарственной устойчивостью / //Туберкулез и болезни легких. 2017. № 3. С. 5–12.
  23. Рябов С.А., Матвеев А.А., Бовин Б.Г. Линейная модель распространения ВИЧ-инфекции в России и ее особенности в уголовно-исполнительной системе инфекции // Профилактика ВИЧ-инфекции и других социально значимых заболеваний: Сборник материалов Международной интернет-конференции. М.: НИИ ФСИН России: «СПИД Фонд Восток-Запад»; Рязань: Академия права и управления ФСИН России. 2006. С. 141–148.
  24. Аверьянова Е.Л., Горохов М.М., Пономарев С.Б., Пономарева А.С. Проблемы информационного мониторинга социально значимых заболеваний (на примере ВИЧ-инфекции в уголовно-исполнительной системе). Псков: ООО Печатный двор «Стерх», 2016. 115 с.
  25. Об утверждении формы статистической отчетности медицинской службы ФСИН России: приказ Минюста России от 16.02.2009 г. № 50 [электронный ресурс]. URL: https://ukrfkod.ru/laws/Prikaz-Minyusta-Rossii-ot-16.02.2009-N-50/ (дата обращения: 02.08.2021).
  26. Макушкин Е.В., Игонин А.Л., Клименко Т.В., Трифонов О.И. Недобровольные медицинские меры, применяемые к осужденным наркологическим больным. Пособие для врачей: под ред. А.С. Кононца. М.: Медицинское управление ГУИН Минюста России, Государственный научный центр социальной и судебной психиатрии им. В.П. Сербского Минздравсоцразвития России, 2004. 60 с.
  27. Степанова Э.В. Амбулаторное принудительное наблюдение и лечение — мера медицинского характера при исполнении наказаний // Ведомости уголовно-исполнительной системы. 2016.
    № 11(174). С. 50–52.
  28. Об утверждении формы статистической отчетности о социально значимых заболеваниях у лиц, содержащихся в учреждениях уголовно-исполнительной системы, и отдельных показателях деятельности медицинской службы ФСИН России: приказ Минюста России от 16.10.2006 г. № 313.
  29. Хорева О.В., Хорева Е.А., Басова Л.А. Туберкулез в местах лишения свободы // Международный журнал экспериментального образования. 2017. № 1. С. 124–124. URL: http://expeducation.ru/ru/article/view?id=11085 (дата обращения: 02.08.2021).
Автор: А.С. Кононец, А.С. Кузнецова, И.И. Ларионова